Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Виктор КАЛЮЖНЫЙ
(г. Киев, Украина)

ПОДАРОК СИНДИКАТА
 Дневники «Калиастра»

   

 Мечты – это труднодоступные цели.

 

            Джеказ. Вторая планета звездной системы Латан, статус – аграрный.  

            Приграничная зона созвездия Медузы.

 

            Среди набрякших дождем туч, готовых вот-вот разродиться живительной влагой, проскочила первая искра света. Вслед за ней последовала серия блеклых вспышек, кратковременно выделившая контрастные контуры свинцовых туч, сделав их похожими на плод причудливой фантазии диковиной фауны; возможно, взору обычного человека милее было бы уловить образ слоненка или толстобрюхой рыбки, но успеть рассмотреть их в быстрых серебристых отблесках было весьма проблематично. Ну вот, уже блеклый свет набрал силу и по мере нарастающего рокота образовал в тучах светлое, быстро увеличивающееся  пятно. Казалось, лучистое зарево от далекой молнии докатилось до космодрома, осветив облака изнутри. Достигнув своего апогея в диаметре, оно стремительно начало сужаться, при этом пропорционально наращивая  децибелы сопровождаемого грохота. В какой-то момент резко сменило цвет,  и  вот уже столбами огня, разорвав не являющиеся помехой облака, смешав их с копотью и дымом, очертилось контурами опускающейся машины.                   

   Это зрелище не осталось без внимания со стороны зевак, с любопытством посматривающих с безопасного расстояния из окон портовых сооружений, с дальних площадок или из стоявших кораблей. Двадцать четвертый сектор, освещенный ритмичными вспышками красных маячков, и расположенные вокруг него взлетно-посадочные площадки, окантованные желтыми гирляндами посадочных огней, сейчас были закрыты для пребывания людей извне.

   Корабль таких размеров никогда еще не приземлялся в космопорте города Талон. Вслед за  спускавшимся звездолетом, от низко нависших туч, тянулся шлейф сизого дыма  от сгоревшего ракетного топлива. Машина в девятьсот двадцать тысяч тонн тяжело опускалась на краю стартового поля, в четырех километрах от пассажирских терминалов. В какой-то момент грохот заглушил надрывный стон турбин, взвывших в полную мощность. На посадочной бетонке задрожали барханчики занесенного ветром желтого песка, спустя мгновение они начали медленно перемещаться. Вскоре двадцать четвертый сектор космодрома стал эпицентром расползавшихся  в разные стороны желтых пятен. Это продолжалось недолго. Волна горячего воздуха в мгновение ока разметала песчинки, подняв их высоко в небо. Корабль кратковременно завис на двадцатиметровой высоте и медленно продолжил посадку в поднятое под собой облако дыма и пыли.

   «Калиастр» занимал двадцать вторую площадку, расположенную в полукилометре от места посадки «монстра». В его рубке управления ощущалась мощь садившегося корабля. Кнопка «Внешний прием» была нажата, громкость звука немного прикручена. Костя специально не отключал наружные динамики, наслаждался сполна: удобно расположившись в кресле пилота, положив ногу на ногу, – наблюдал. Ощущалась легкая вибрация: панель управления, кресло, обшивка на стенках – все вибрировало. Ложка в пустой кружке еле слышно позвякивала в пластиковом держателе панели.

             Юношеское любопытство давно уступило место профессиональному интересу. За свои тридцать пять насмотрелся немало. Багаж знаний и опыта потяжелел на пятнадцать лет звездной практики, стартовавшей со старым грузовым судном с гордым именем «Петр I», на коем  пришлось проходить стажировку в качестве помощника капитана. Далее сухогруз «Таврия», мусоровоз «Чистюля» и частный корабль «Самодержавец». Вскоре после последнего был оформлен денежный кредит на покупку собственного, подержанного корабля, а там все пошло, завертелось…

            Над космодромом раздался аккордный, надрывный стон двигателей, затем они смолкли. Посадка прошла успешно. Вместе с расползавшимся вокруг корабля облаком, задевшим стоящие рядом корабли, снова пришла тишина.

            В какой-то момент Косте показалось, что он оглох, – сомнения развеял шум секущего по корпусу его корабля песка, брошенного набежавшей волной. Не отрываясь от обзорного иллюминатора, он продолжал наблюдать.

            Медленно осевшая пыль обнажила могучие очертания боевого судна. От черного панциря броневой обшивки исходили струйки жара от раскаленного железа. Вдоль дюз засочились белые струйки принудительного охлаждения. Посадочные щиты, кажется, никто убирать не собирался. Ритмичные судороги бортовых огней конвульсивно вздрагивали, обозначая немалые габариты машины.

            Космопорт считался средним по размерам – что являлось показателем развитой транспортной развязки и налаженных грузопассажирских маршрутов. Все поле представляло собой квадрат, разграфленный гирляндой световых маяков на шестьдесят четыре одинаковых сектора, каждый из которых занимал площадь размером  в шестнадцать гектаров. Согласно принятым МКБТП (Межзвездным комитетом безопасности транспортных перевозок) нормативам, в космопортах отсутствовали сектора с тринадцатым номером, вместо них, как правило, это место занимал пожарный комплекс. С восточной и западной стороны порт был окружен невысокими старыми горами. Северную часть окантовывала километровая зона безопасности, отделявшая взлетно-посадочное поле от пассажирских терминалов, таможенных зданий, парковок, здания наземного метро и вспомогательных построек. С южной стороны, сколько хватало взгляда, за трехметровым сетчатым забором, простирались песочные пустоши.

            - Капитан, вы это видели?! – в рубку спешным шагом вошел молодой, невысокого роста механик, он же по совместительству помощник капитана.

            - Да, похоже, это корабль Альянса, – Костя обернулся к вошедшему механику. – Что у тебя?

            - Кажется,  у кого-то большие проблемы в этом местечке, раз галактонцам позволяют сажать крейсер прямо в порту, – Паша протянул пухлый, из желтой непромокаемой бумаги конверт, искоса взглянув на боковой обзорный экран, где можно было увидеть севший корабль.

            - Похоже, проблемы у «НИСТРЕЛа», – раздраженно буркнул Костя. – Что это, накладные?

            - Черт его знает?! Наверно. На КПП передали… штамп компании, для нас… – Паша отдал конверт и пожал плечами, – официоз какой-нибудь, рекламка, а может, что прояснить хотят, дескать, извините, мальчики, два дня надраивали таблички и лейбы на зонде, полировали их для уменьшения лобового сопротивления…

            - Лихо завернул! И что сказали на КПП?

            - Да ничего! Сказали, курьер передал, – механик изобразил на своем лице возмущение, обойдя Костю сбоку, приблизился к панели управления: с этого места открывался хороший обзор двадцать четвертого сектора. – Суеты-то сколько наделали эти галактонцы…

            Оставив без комментария последнюю фразу, Костя удобнее устроился в кресле и осмотрел надписи на конверте.

            - Так-с! «НИСТРЕЛ», получатель… «капитану «Калиастра» Жарикову Константину Петровичу», – Костя взъерошил пятерней свои светлые кудри. – Точно нам и точно от «НИСТРЕЛа». Толстовато для накладных…  Кстати, а где наш малыш?

            Паша ждал этого вопроса.

            - Кар уже прошел портовый осмотр, сейчас должен быть на подходе, я пойду его встречу и...

            - Встретим вместе, – отрезал Костя, срывая голографическую ленту с конверта.

   И действительно, среди листов технического паспорта на зонд, многочисленных актов и сертификатов заводских испытаний присутствовало уведомительное письмо на двух листах, оповещающее о причинах задержки поставки приобретенного изделия с дальнейшим перечислением всех новшеств. Как оказалось, вкратце, на данном зонде было установлено и тестировалось новейшее программное обеспечение, и производитель был вынужден задержать поставку на день, мотивировав тем, что проводились дополнительные испытания. К тому же, чтоб стать обладателем оборудования с расширенными программными возможностями, при этом не затратив дополнительных денежных средств, можно было и потерпеть чуток, о чем, собственно, и повествовал один из абзацев письма с  выделенными жирным шрифтом словами… «не входящее в стоимость предложения». Также указано, что в момент проведения летных испытаний в заводском цеху №272 изделием ПИЭТ 330Л были достигнуты повышенные тактико-технические возможности грузоподъемности, на что, соответственно, был составлен дополнительный актик.  Отдельной строчкой кратко приносили извинения за задержку и еще раз упоминали, о том, что Покупатель стал эксклюзивным обладателем высокотехнологического оборудования, приобретенного с улучшенными характеристиками по стоимости обычной модели.

            - Ну как в воду глядел, – Костя положил бумаги на пульт.

            - Что? – мотнув головой, отозвался Паша, засмотревшийся на разворачивающиеся  за обзорным стеклом действия вокруг крейсера.

            Костя встал, заложив за голову руки, потянулся, взял с подставки пустую кружку, улыбнулся и взглянул на недоумевающего Пашу.  

   - Шаман, говорю! Вон письмецо, и в нем: извините, мальчики… – и указал на  лежащую кипу бумаг. – Я заскочу в камбуз и жду тебя на аппарели – встречать будем.

            - Понял, капитан!

 

            «Калиастр» был сконструирован как разведочная шхуна, коей и прослужил почти двадцать земных лет.  Теперь это было переоборудованное малое грузовое судно. Силуэт корабля напоминал приготовившуюся к прыжку огромную кошку. Основная масса машины была сосредоточена в передней части и грациозно сужалась к хвостовой консоли. «Голову» «кошки» венчала рубка управления. Три мощных, меняющих вектор тяги двигателя обеспечивали машине высокую скорость и маневренность; этот показатель когда-то и стал основном фактором покупки Жариковым именно этого корабля. Между широко расставленными передними опорами  располагался грузовой отсек, в данный момент с открытой для погрузки аппарелью.

            Рядом с посадочной опорой покорно ждал команды робот-погрузчик, похожий на приплюснутый «домик на курьих ножках» из сказок о Бабе Яге, с двумя цепкими трехпалыми манипуляторами вместо рук. За «спиной» робота, открыв его сервисный шлюз, с отверткой в руках стоял Женя,  пилот «Калиастра». Похоже, волна пылевого облака не произвела на него отпугивающий эффект: любопытство оказалось сильнее.

            Худощавый, среднего роста, типичный ариец с голубыми глазами, Женя Ловцов всегда «неровно дышал» к механическим  и электронным устройствам. Вот и сейчас, закончив предвзлетную проверку корабля, он подпитывал свой интерес практическими занятиями, из-за которых уже не раз был награжден сердитыми монологами механика и поучениями капитана.

            Услышав топот ног спускавшихся с корабля коллег, Женя спешно закрыл заднюю панель робота и спрятал отвертку в карман штанов.

            Капитан с механиком широкими шагами сошли с пандуса на бетонное покрытие космодрома.

            Остатки пылевой тучи, поднятой приземлившимся крейсером, бесследно унес налетевший порыв ветра.

            Сегодня было тепло и душно. Все небо, сколько хватало взгляда, затянули темно-серые тучи. Дождь в этой зоне был редким явлением, ну уж если наведывался сюда – так не «с пустыми руками». Он, как правило, долго назревал и не отличался обильными осадками, но оканчивался всегда одинаково – мощной грозой.

            - Нам еще грозы не хватало, – озабоченно произнес Костя, поглядывая на небосвод.

            - Вот, кажется, это он, – Павел указал на приближающийся со стороны грузовых терминалов грузовик.

            Женя быстро подтянулся к ребятам.

            - Капитан, это наша малышка?

            - Сейчас мы это узнаем...

            - Да, это наш груз, – Паша протянул капитану бинокль. До приближающегося оранжевого транспорта оставалось не более километра.

            Водитель грузовика принял немного в сторону, не желая оставаться на пути спешивших к совершившему посадку крейсеру военных и ремонтно-аварийных автомобилей. На открытой грузовой платформе виднелась конструкция орбитального зонда.

            - Женя, взлет через пятнадцать минут, предупреди вышку, пусть включат контрольные огни нашего сектора, – Костя продолжал рассматривать приближающиеся машины.

Посадка галактонского звездолета вызвала суматоху и непонятную, растущую тревогу. Вроде все как обычно, тяжелый корабль всегда привлекал к себе много внимания, тем более крейсер, совершивший посадку в гражданском порту, но не это настораживало.

Из космолета, словно из потревоженного муравейника, начали высыпать люди и выезжать военная техника. Легкие боевые скутера, разбившись по двое, оцепили периметр сектора. Отряды боевиков в темпе сбегали на еще не остывшую бетонку, образовывая отдельные строевые группы. Судя по силуэтам, на планету сгружали и боевые дроиды.

 Костя не мел ничего против этих вояк, но так как приходилось периодически с военными пересекаться, был бы рад не видеть их как можно дольше. Те редкие встречи, когда случалось контактировать с ними, не несли ничего приятного и одушевляющего. С законом надо дружить, раз его оберегают такие люди, но не всегда на таких условиях доходным оказывался свой маленький бизнес – поэтому приходилось юлить, а любовь к правоохранителям измерять в парсеках.

 Странно, что и сейчас, при вполне легальной покупке, беспокойное чувство сжало свои когти, запустив их глубоко под кости и кожу. Костя поймал себя на этой мысли, медленно перевел дыхание.

Спустя минуту оранжевый транспорт подкатил к «Калиастру». Кроме водителя, в машине сидел представитель компании изготовителя. Оба были  одеты в  коричневые спецовки с красным логотипом «НИСТРЕЛ» на груди.

После краткого приветствия, без лишних слов и напыщенных речей со стороны производителя во славу своей продукции, были переданы оригиналы документов на груз, в позолоченных футлярах лицензионное программное обеспечение, в толстостенных пластиковых коробках два программатора (основной и запасной, они же, при необходимости, дистанционные пульты управления) и конечно толстый талмуд с инструкцией по эксплуатации. Не заняла много времени сверка заводских и серийных номеров зонда и уже после всего этого, в двустороннем порядке, аккуратно проставлены недостающие подписи на бумагах.

            Беспокойное чувство, похоже, одолевало не только Костю. Представитель компании, представившийся Ароном Рувимовичем, был немногословен и не скрывал своей раздраженности, периодически  вытирал белым платком пот на шее и лысой голове, искоса поглядывал в сторону двадцать четвертого сектора. После краткой вводной инструкции он пожелал всем успехов и обменялся рукопожатиями,  при этом Косте показалось, что в его руке играла мелкая дрожь, и капитан отметил про себя: «Пора убираться отсюда, а то нервишки у всех уже расшалились».

            «Домик на курьих ножках», управляемый Женей,  аккуратно подхватил с платформы грузовика почти двухтонный зонд, поднялся по пандусу и исчез в недрах корабля. Паша бережно взял коробки и поднялся следом за погрузчиком.

            - Успешного полета, – еще раз пожелал представитель «НИСТРЕЛа», при этом счел нужным боле не задерживать экипаж своим присутствием и спешно сел в грузовик.

            Грузовик лихо развернулся и направился в сторону выезда из космопорта.

            Костя недолгим взглядом проводил грузовик, после чего, не желая лишний раз пялиться на боевой хоровод вокруг крейсера, повернулся и широким шагом поднялся по пандусу в отсек.

            - Задраивай, – бросил  стоявшему возле кнопочного пульта Паше и поспешил в рубку.

            Женя, с лукавой улыбкой на лице, которой бы позавидовал сам Чеширский кот, обернулся к вошедшему капитану.

            - Можем взлетать?

            - Ты б лимончику пожевал, – с ходу выпалил Костя, прекрасно понимая причину такого блаженства: парень увидел новую игрушку стоимостью в двести пятьдесят семь тысяч кредитов. – Поднимай нас.

            - Стартуем, – пилот включил систему связи с диспетчером. – Говорит «Калиастр»,  двадцать второй сектор, частный корабль, бортовой номер QSA1515UA9, разрешите взлет.

            - «Калиастру» – ожидайте, – почти сразу пришел ответ. – «Калиастру» – сообщите, что у вас за груз.

            Женя с Костей переглянулись, капитан подошел к коммуникатору.

            - Башня, говорит капитан. «Калиастр» товаром не загружался, не считая приобретенного исследовательского зонда, документы оформлены на КП космопорта, поставщик – компания «НИСТРЕЛ». В чем причина задержки?

            - «Калиастру» – ожидайте, мы принимаем новые инструкции… 

            Последние слова усилили нехорошее предчувствие, пришлось прибегнуть к небольшой хитрости.

            - Башня, мы уже закачали топливо в бусферы для старта, сейчас корабль как пороховая бочка: если хоть один случайный выстрел приземлившихся боевиков ионизирует обшивку корпуса, космопорт придется надолго закрыть на ремонт. Пассажиров на борт не принимали.

            - «Калиастр», закачав топливо без разрешения на взлет, вы нарушили правила безопасности, – последовала пятисекундная пауза. – С вашего счета будет снято взыскание в размере одной тысячи кредитов, в лицензии занесена отметка о халатном отношении к требованиям правил безопасности космопорта, – снова напряженная пятисекундная пауза. – Двадцать второй сектор – взлет разрешен.

            «Схитрил… – с досадой выругался про себя Костя, – джекпот на тысячу кредо!!!».

            Цвет огней взлетно-посадочного сектора сменился с желтого на красный.

            Взвыли мощные двигатели корабля и грациозная «кошка» с легкостью оторвалась от бетонной площадки, поднялась на стометровую высоту, задрала «голову» и, пробивая свинцовые тучи, устремилась ввысь.

 

            - Капитан, теперь севарийцы навряд ли будут рады принять нас в своих космопортах, – меланхоличным тоном произнес Женя.

            - Расслабься. Им не все равно, с кого взыскать?! К тому же не мы первые, не мы последние, – с наигранной улыбкой на лице буркнул Костя, подымаясь с кресла. Продолжать беседу на эту тему совсем не хотелось. – Женька, проложи курс в систему  Зуццирия, пятый квадрант. Сделаешь – свяжись с Тауросом Мополем из таможенной службы космопорта, может, он расскажет, что за гости к ним пожаловали. Кстати, на какую планету курс?..

            - Знаю, планета Фолистон, – перебил Женя, ловко активировал голографическую базу данных, нашел и приблизил топографические контуры системы Зуццирии, после чего тихо добавил: – Не очень-то он сговорчив был в последний раз.

            Костя криво усмехнулся.

            - За ним должок, думаю, он закроет глаза на свою профессиональную этику. Я буду в грузовом отсеке.

            - Считайте, почти сделано кэп, – так же меланхолично отрапортовал пилот.

            Не надо было быть большим специалистом по людским душам, чтобы понять поведение Жени. Все его внутренние «я» уже давно находилось на нижней палубе корабля, в грузовом помещении, где стоял новенький зонд.

            На эту покупку экипаж давно откладывал из своих закромов, а денег он стоил немалых, но он их стоил. Имея такую машину, можно было смело рассчитывать на материальную «компенсацию». Зондом можно сканировать планеты, спутники, астероиды. Внимательная электроника зонда была способна производить бесконтактный анализ поверхностей, до пяти километров вглубь планет. Кроме того, он мог осуществлять непосредственные посадки в зоны исследований с последующим взятием проб. Места разработок можно будет просто продавать заинтересованным лицам или, при возможности, вести самостоятельную добычу.

            Новейшая разработка  компании «НИСТРЕЛ» прославилась передовыми  технологиями в исследовательской отрасли. Эта корпорация  развила успешный бизнес по разработке полезных ископаемых как на суше, так и под водой. Ее урановые рудники и алмазные копи снабжали все ближайшие звездные системы.  Пять из таких алмазных шахт находятся на планете Джеказ, которая официально входит в состав торгового Союза, охватывающего семь звездных систем.

   Коммерческую деятельность таких компаний контролирует Торговая палата, расположенная в системе Оволон.  Для охраны своих компаний она использует услуги Альянса, располагающего собственным звездным флотом боевых кораблей.

   Костя по лестнице спустился в грузовой отсек и со спины подошел к возившимся возле зонда ребятам. Осмотр аппарата шел полным ходом. Рядом с ним стояли уже распакованные коробки от пульта, от которых в свою очередь тянулись серые шлейфы диагностических кабелей, исчезающих в сервисных лючках зонда. Паша находился под ним и громко раздавал ЦУ Марине, державшей под мышкой электронную планшетку и в руках толстую инструкцию. 

   Исследовательский зонд стоял на своих посадочных стапелях. Внешне он напоминал два сложенных вместе донышком вовне блюдца с наружным диаметром в четыре метра. Верх этой летающей «тарелки», немного утопленный в корпусе, венчал правильный шар из полупрозрачного кремния диаметром полтора метра.  Под этим армированным покрытием располагался мощный аналитический комплекс для бесконтактного зондирования планетных поверхностей. В корпусе находились заборные люки для анализа газовых и жидкостных компонентов. Учитывая, что «глаза и уши» находились в верхней части конструкции, машина имела характерную особенность зондирования. Плотные слоя атмосферы зонд преодолевал в транспортном положении –

когда «шар» находился сверху, при этом подвергаясь минимальному нагреванию, а переходя в рабочий режим, он опрокидывался вверх дном, так, чтобы аналитическое оборудование имело полный обзор поверхности исследуемой планеты. Единственным недостатком этих аппаратов были недостаточно мощные коллапсовые двигатели, что не давало возможности вести полноценное исследование в атмосферных слоях больших планет. В таких случаях предполагалось вести либо орбитальный, либо непосредственно контактный анализ поверхностей, исключая зондирование в слоях атмосферы. Возвращать аппарата в таком случае предполагалось вручную.

   Из-под «тарелки» заведенно бубнил механик:

            - Листай дальше, может, на следующей странице, – пауза. – Что пишут?

            - Ну вот…

            - Вот те на!!! – удивленно вскрикнул Паша, перебив на полуслове Марину. – Маринка, а где прибор?!

            Костя обошел зонд. Марина, сидя на корточках, листала толстый «талмуд» под названием «Инструкция по эксплуатации планетарного зонда модели ПИЭТ 330 Л» – несвойственное биологу и доктору занятие. Её каштановые локоны разметались по плечам. Внимательный взгляд серых глаз сосредоточился на изучении машинописных рекомендаций.

            - Как наш малыш? – приблизившись и присев на корточки рядом с парочкой, спросил Костя.

            - Ой! – чуть не уронив планшетку, вскрикнула Марина. – Напугали меня, капитан, так тихо подошли…

            - Да вы тут так расшумелись, что и слона бы не услышали, – заглянув через плечо Марины в раскрытую инструкцию, парировал Костя.

            Марина смущенно улыбнулась.

            - Да что они за люди?! – вдруг возмутился Паша

            - Ты это о чем? – Костя театрально сотворил на лице гримасу удивления.

            - Ну «НИСТРЕЛ»!!! Ну корпорация! Не могли по-человечески заправить топливные элементы! А аккумуляторы!!! – недовольно ворча, Паша выбрался из-под зонда и поднялся на ноги.

            Все последовали его примеру. Костя с невозмутимым видом тактично поинтересовался:

            - Поподробней, если вам нетрудно.

            - Да че тут! – жестикулируя пояснил механик. – Аккумуляторы севшие! Вы представляете себе?!! Аппарат еще в масле, с завода, а аккумуляторы ни к черту! Я их все проверил – все четыре севшие.

            - Может, обратимся с рецензией? – взглянув на капитана, спросила Марина.

            - Дак разве у нас нет своих?! Это ж еще куча времени: возвращаться, приземляться, к тому же там уже наверняка гроза разбушевалась – что мы, не найдем у себя! У нас такого добра валом! – раздался возбужденный голос за спинами собравшейся компании.

            - Ты сделал, что тебе говорили? – не оборачиваясь, спросил Костя.

            - Так точно, кэп! Только Мополь не отвечает, я отправил ожидающий запрос, как только выйдет на связь – мы его услышим по внутреннему коммуникатору, а курс уже проложен.

            - Слушай, у меня на борту пилот есть или только два механика? – продолжал наседать Костя.

            - Капитан, ну конечно есть пилот, а до Павла Игнатьевича мне еще далеко, – виновато выдавил из себя Женя, при этом с любопытством юного техника обходя зонд.

            - Паша, надо запитать его и протестировать, так что малыш, наверно, прав. Давай, ставь эти на зарядку, а сюда неси наши аккумуляторы и элементы. Их все четыре надо заменить или одного-двух хватит, чтоб протестировать?

            Паша свел брови и задумался.

            - Двух хватит! Не лететь же сейчас.

            На этом и порешили. В корабельных закромах были найдены подходящие элементы и аккумулятор, которые хоть и не полностью укомплектовывали зонд, но позволяли его включить и проверить.

 

            «Калиастр» на полных парах мчался сквозь космическую пустоту в систему Зуццирия. При хорошем раскладе через шестьдесят семь дней корабль должен будет пересечь границу звездной системы и проследовать к богатым на полезные рудные ископаемые планетам: Зуц, Цир и Фолистон.

            Позади, не входя в зону действия  кормовых радаров «Калиастра», следовал галактонский крейсер – звездная машина Альянса.

 

            В условно принятое на борту «Калиастра» время  ужина собрался весь экипаж. Впечатлений от минувших событий хватало на несколько дней вперед.

            - Мариночка, ты нас балуешь! – восхищенно произнес Паша и изобразил на своем лице широкую улыбку.

            - Ну, ребята, надо находить приятные моменты в жизни, – Марина демонстративно обошла вокруг стола с подносом обжаренного в пряностях мяса. – Мальчики, у нас сегодня праздник, в нашей семье пополнение – долгожданный малыш, надо отметить.

            Женя ловко достал непонятно из каких закромов пузатую бутылку вина и, профессионально откупорив ее, разлил по уже расставленным пластиковым бокалам.

            Как только суматоха утихла, взгляд экипажа обратился к капитану.

            Костя взял бокал и встал, обвел взглядом своих друзей.

            - Сегодняшний праздник – наша общая заслуга. Это большой шаг маленькой компании к своей мечте. Не каждый экипаж смог позволить себе подобную покупку – мы смогли. Этот зонд, даже при самом плохом раскладе, должен обеспечить нас минимальным доходом.  Говорю вам спасибо за то, что поверили и доверились мне, за то, что вместе пришли к этой цели. Порой приходилось жестко экономить, откладывая деньги в «чулок». Я хочу выпить этот бокал за свой экипаж и нашего нового члена семьи. Ура!

            После троекратного «Ура!» все с удовольствием опустошили свои бокалы и принялись за  аппетитную и чудесно пахнущую закуску. За столом царило обсуждение открывшихся перспектив. Женя разлил остатки вина. Постепенно шум за столом нарастал, переходя от шуток и смеха  к увлекательным рассказам, снова перебиваемым шутками.

 

            Утро, 5.40 по бортовому времени.

            «Капитана вызывает мостик. Капитана вызывает мостик», – голосом пилота проговорила селекторная связь.

            Спустя пару минут в коридоре, ведущем в рубку пилота, послышались шаги идущего на мостик капитана.

            - Я попытаюсь быть внимательным, –  с порога пробасил Костя. – Полагаю, у тебя веские аргументы для утренней бессонницы.

            - Капитан, было принято шифрованное сообщение от Тауруса Мополя, вот что он передал, послушайте, – Женя включил запись.

            Послышались глухие щелчки и фоновое шипение, затем зазвучал торопливый и хрипловатый голос Мополя: «Для «Калиастра». В Талоне выявлен подпольный синдикат. Альянс направил галактонский крейсер по их души. Ходят слухи, что пропала часть алмазного фонда компании «ИОНИКС». Похоже, у синдиката есть информатор среди нужных структур, Альянс знал об облаве и времени не терял.  Есть подозрения, что груз у вас на корабле…» – дальнейшая запись отсутствовала.

            - Когда он это передал? – у Кости пропали остатки сна.

            - Сигнал был принят полчаса назад, – Женя искоса посмотрел на стоявшего рядом Костю.

            - Что за черт?! А что с остальным сообщением? –  Костя окинул взглядом приборную панель, всматриваясь в положение кнопок и тумблеров, фиксируя внимание на показаниях приборов. Складывалось впечатление, будто среди них он отыскивал недостающие фразы Мополя. – Еще раз повтори запись…

            Повторное прослушивание ничего не прояснило.

            - Что думаешь? – усевшись в своем кресле, спросил Костя.

            Женя мотнул головой и в размышлении уставился в пульт управления.

            - Ну, похоже, это все…

            - В смысле?

            - Все, что записал компьютер.

            - С этим понятно, я про сообщение… Не похоже на Мополя, – Костя в размышлении поскреб подбородок, успев поймать себя на мысли, что не мешало бы побриться, – не в его манере не договаривать слова…

            - Похоже, что его прервали или заглушили.

            - Похоже, нами попользовались, – последние пазлы головоломки внезапно встали на свои места. Сообщение Мополя объясняло задержку зонда. Арон Рувимович, похоже, был не просто представителем «НИСТРЕЛа», теперь стало понятно его нервное поведение на космодроме. А диспетчер космопорта со своим «ожидайте»? Логическая цепочка размышлений приводила к нерадужному выводу: «Если Мополь не ошибся, то на «Калиастре» вывозятся алмазы «ИОНИКСа», а значит, сам синдикат скоро пожалует в гости. Единственным грузом на Джеказе стал наш зонд… Зонд!!!». – Женя, разбуди ребят и осмотри коридор нашего следования, прощупай все вокруг и подготовь смену маршрута через систему Супруна, проложи…

            В этот момент за обзорным иллюминатором блеснула вспышка плазменного заряда. Корабль чувствительно тряхнуло – необходимость будить экипаж отпала сама собой.

            Тотчас ожила радиосвязь: «Глуши толкачи, ложись в дрейф! Два раза повторять не буду! Ваш корабль захвачен навигационными ракетами класса «Тайфун», любое неподчинение расцениваю как невыполнение моих указаний».

            В боковом иллюминаторе «Калиастра» быстро нарастал черный силуэт приближающегося неизвестного звездолета без опознавательных знаков на борту.  «Ежик» ощетинившихся орудийных стволов  подсказывал, что судно явно не торгового класса, да и злобный голос из динамиков не первоапрельская шутка.

            - Черт!!! Откуда они взялись! Женька, что с нашим радаром, почему мы их раньше не увидели?!

            Женя, с трудом сохраняя спокойствие, замешкался с ответом, нервно пробежал пальцами по сенсорной панели радара, проверяя его параметры.

            - Капитан,  прибор в порядке… Наверно, они следовали вне зоны наших радаров или включили поглотители сигналов, такое…

   - Возможно, проехали! Включай связь, попробуем узнать, что это за перцы, – резко перебил Костя, Женя в темпе щелкнул тумблером. – Говорит капитан «Калиастра», кто вы? Назовите себя.

            Похоже, на неприятельском судне ожидали этого вопроса и не заставили себя ждать с ответом: «Еще вопросик и станешь дохлым капитаном «Калиастра»! Не щекочи нервы, парень, и слушай, что говорят. Начнешь дергаться – разнесу к черту!!!».

            - Ну это мы еще посмотрим, – резко встав, буркнул Костя. – Женя, делай, что они говорят, я в грузовой отсек.

            Из дюз «Калиастра» конвульсивно вырвалась последняя порция плазмы, и двигатели звездолета смолкли.

   «Двигатели корабля будут заблокированы. Несанкционированное включение – и им гаплык! Ха! Если не всему вашему корыту! Не дергайтесь и все останутся живы и здоровы…» – продолжал вещать динамик уже за спиной Кости, быстро спускавшегося в трюм.

            В это время с борта черного судна отделились два дроида-блокиратора, быстро прошмыгнули от корабля к кораблю и сели на маршевых двигателях «Калиастра».

            Неизвестный корабль, словно хищник, медленно обошел свою «жертву», затем приблизился и замер в тридцати метрах над «головой» грациозной «кошки». Открыв технический люк, выпустил ШВАРК (швартовочное  кольцо), представляющий собой двухметровый в диаметре, автоматический стыковочный моноблок с раздвижным телескопическим рукавом. Едва он вынырнул из недр корабля, зажглись огоньки его маневровых двигателей; описав эллиптическую траекторию, он быстро приблизился к «Калиастру». ШВАРК грациозно погасил набранную скорость, затем с педантичной точностью автомата подошел к стыковочному шлюзу, расположенному на «спине» звездолета; восемь лап-захватов медленно расправились, образовав кольцо-«ромашку», обрамленную металлическими «лепестками». Скорректировав свое местоположение, ШВАРК мягко опустился.

            Глухой стук внутри корпуса «Калиастра» ознаменовал присоединение зацепов, сразу щелкнули замки стыковочного шлюза.

            С этого момента ШВАРК полностью координировал стыковку двух машин. Включив лазерную линейку, он аккуратно подвел  к себе черный фрегат. Сблизив корабли так, что расстояние между ними стало пять метров, ШВАРК активировал свой выдвижной тоннель; телескопический «рукав» быстро соединил две машины. 

            «Гости» не заставили себя ждать – и вот уже стук их ботинок наполнил коридоры «Калиастра», экипаж которого в полном составе ожидал незнакомцев в рубке управления.

            Не дожидаясь появления захватчиков, Костя спешно раздал ЦУ своей команде.

            - Здравствуйте, мои дорогие, вот вы где! – послышался самоуверенный голос в коридоре, и тотчас в дверях рубки появились стволы автоматов первых солдат, облаченных в черное обмундирование. – Надеюсь, вы в полном составе и нам не понадобится разыскивать вас по темным закуткам вашего корабля.

            Голос принадлежал низкорослому, широкому в плечах типу, вошедшему вслед за двумя своими соратниками. В отличие от них, его лицо не было прикрыто маской, а широкий оскал улыбки, наверное, являлся его визитной карточкой. Широкая челюсть и глубоко посаженные карие глаза, вдобавок небольшая бородка придавали ему сходство с  типичным пиратом.

            - Кто вы? – сдержанно осведомился Костя.

            - И что нам надо?! – задорно подхватил низкорослый тип и направил свой пистолет на капитана. – Сразу уясним следующие, вы, я так понимаю, капитан этого судна, – последовал утвердительный кивок, – лишние вопросы с вашей стороны уменьшают шансы благополучного исхода для экипажа. У вас наши вещи, и мы их хотим забрать и заберем, – сделав акцент на последнем слове, пират для убедительности ткнул стволом в лоб Кости. – Кстати! Надеюсь, вы понимаете всю серьезность положения и не станете лихо выхватывать свои пушки из карманов? Обыскать их!

            Два пистолета и складной нож быстро сменили своих хозяев, осев в карманах солдат.

            В этот момент в коридоре послышался приближающийся шум шагов, тип обернулся к входящему.

            - Порядок, груз внизу, в отсеке.

            - Приступайте к перегрузке, – тип снова повернулся к экипажу и внимательным взглядом осмотрел рубку. – Корабль разведкласса?

            Вопрос был задан неспроста, и Костя это понял: ограбление корабля – полбеды, а  остаться без него... Холодный пот мгновенно прошиб с ног до головы.

            - Я, кажется, спросил о чем-то? –  пират исподлобья взглянул на Костю.

            - Да, это бывшая разведочная шхуна, давно выведенная из строя из-за систематических технических неполадок.

            - Понятно, – перебил бородатый, – знаю я эти машины, послушные и выносливые пташки. Такая на аукционе не застоится!

            - Сказав «ваши» вещи, что вы имели в виду – корабль, груз или?.. – рискуя получить сквозное отверстие в своей голове, Костя постарался перевести тему разговора.

            - Парень, ты нарываешься на грубости, – ехидно усмехаясь, выдавил пират, прожигая злобным взглядом капитана. – Зондик в трюме корабля, увы, не ваш, да и сам кораблик, наверно, уже тоже не ваш! Ха! Пока еще не решил.

            - Судно с пропиской и толкнуть его с молотка будет проблематично, оставьте его экипажу, – стараясь сохранять хладнокровие, спокойным голосом продолжал Костя.

            - Я подумаю над вашим предложением. Наверно, проще будет, если ты мне его перепишешь! Ха!!! В общем, подаришь! Подаришь? – глаза пирата злобно сверкнули. – Держите их на прицеле! Любой резкий вдох-выдох – и можете стрелять без предупреждения! Да, желательно даму оставить живой: больно симпатичная, она, может, на что сгодится. – Резко повернувшись, он спешно направился в грузовой отсек.

 

            Две звездные машины, словно два встретившихся приятеля, мирно парили в безжизненном вакууме. Безмолвная чернота космоса равнодушно поглядывала на беспечную парочку, подмигивая своими миллионами далеких звезд.

            Из «брюха» «Калиастра» вынырнул орбитальный зонд.  Двое облаченных в  скафандры людей направляли его к открытому трюму черного фрегата.

 

            - Сэр!

            - Вижу, лейтенант, лучшего момента не предвидится. Отключите наши поглотители радиосигналов, пусть они нас увидят. Начнут нервничать – больше ошибок наделают. Начать операцию по захвату! – скомандовал капитан галактонского крейсера.

            Из порталов корабля высыпался рой перехватчиков и устремился к замершим в пространстве  машинам. Вслед за ними вылетел корабль-тягач с мощными магнитными захватами и дроидами-блокираторами на борту.

            Захватив цель, дроиды отстрелились от тягача-носителя, включили ускорители и стремглав умчались вперед.

            По крейсеру, от носа до кормы, прошла волна мелкой дрожи – запустились маршевые двигатели. Крейсер резко набирал скорость. 

 

            Приближение перехватчиков монотонным зуммером отметил кормовой радар «Калиастра». Двое в черных костюмах быстро переглянулись. Пират повыше, подошел поближе к монитору радара, при этом стволом автомата отодвинул прижавшегося к  креслу пилота Пашу к остальным  пленникам, и связался с кем-то по своему коммуникатору:

            - На радаре группа кораблей! Они быстро приближаются, смахивают на  перехватчиков! До контакта три минуты! – небольшая пауза, кивок, затем темное забрало маски уставилось на стоящих членов экипажа. – Понял.

            «Вряд ли, сказав «понял», он пожмет всем руки и удалится», – с испугом подумал Костя.

            Верзила отступил от радара и уже нацелил автомат на капитана.

            - Большой корабль в зоне видимости! – вскрикнул Женя, заметив на экране радара быстро приближающуюся жирную точку.

            Все взоры устремились на радар.

            - Все назад, к стене! Руки за голову! – подступив к экрану радара, скомандовал высокий и снова связался со своими соратниками. – Бос, говорит рубка. В зоне видимости появился большой корабль.

            - Всем на корабль! Живо! – получив очередную инструкцию, резко скомандовал пират, отойдя от монитора радара и грубо ткнув стволом автомата ближе всех стоящего Пашу.

            Паша перекинулся с капитаном взглядами в надежде получить условный сигнал.  Не получив одобрения, стал продвигаться к выходу из рубки, за ним последовали Марина, Женя.

            Костя лихорадочно обдумывал сложившуюся ситуацию: «В расход не пустили, значит, теперь им нужны заложники. Хотя  какие из нас заложники? Альянсу какое дело до нас?».

            Стоявший в проходе солдат, кивнув напарнику, быстро попятился в проход, держа на мушке экипаж. Высокий, подгоняя всех, замыкал конвой.

            В этот момент корабль сильно тряхнуло. Предупредительные выстрелы с перехватчиков сотрясли корпус судна. Идущий впереди солдат не устоял на ногах и упал. Раздался одинокий выстрел – пуля, ударившись о металлическую стенку коридора, взвизгнула, высекла сноп искр и исчезла за декоративной переборкой.

            - Ты охренел, Стив!!! – заорал второй солдат из-за спин экипажа.

            - Ты задом походи, когда корыто трясет! – огрызнулся второй, быстро подымаясь с пола.

            - Ребята, вы поосторожней с оружием, мы еще жить хотим, – холодно вставил Костя.

            - Рот закрой и бегом к шлюзу! – отрезал замыкающий.

 

            - Стив, ты первый в тоннель! Станешь с другой стороны «рукава», я впущу их, потом сам, рыпнутся – стреляй.

            - А скафандры нам? – испуганно спросил Женя.

            - А пулю в лоб? – грубо отрезал солдат, подымаясь по вертикальной лестнице в шлюзовую камеру. Спустя полминуты он уже парил в невесомости в стыковочном «рукаве» ШВАРКа.

            - Вы! – поочередно указывая стволом автомата на Женю, Марину и Пашу гаркнул солдат. – Живо в шлюз!

            Ребята переглянулись и молча начали взбираться по лестнице. Марина поднялась первой, за ней Паша и Женя. Небольшая шлюзовая камера вмещала не более трех человек и отделялась от внешнего стыковочного люка стеклянной перегородкой автоматических дверей. По ту сторону дверей был виден верзила по имени Стив, ожидающий пленников с другой стороны «рукава».

            Едва Женя ступил в шлюз, как корабль снова тряхнуло, в это раз на ногах никто не устоял. Паша чудом не выпал из шлюза на капитана и его конвоира – успел схватиться за поручни люка. Послышался звук работающего сервопривода. Приподнявшись, ребята устремили взгляды через дверь стеклянной перегородки. Внешний стыковочный люк медленно закрывался. В центре «рукава» зияла огромная брешь. Только что паривший солдат исчез. Паша посмотрел вниз.

            В отличие от шлюзовой камеры внизу теперь работало аварийное освещение, доносились хриплые звуки. Наступивший сумрак не давал возможности  правильно оценить ситуацию. Но нетрудно было догадаться: внизу схватились капитан и верзила.

            Костя «почти» не упал. Почти. Подвернувшаяся под руку ступенька лестницы не дала рухнуть на пол. Солдату опереться было не за что. Нелепо взмахнув автоматом, пытаясь удержать равновесие, он завалился вперед, на Костю. Времени на размышление не было. «Лишь бы не пальнул», – подумал Костя и что есть силы оттолкнулся от лестницы. Стремительно шагнул к падающему громиле, пытаясь нанести удар в пах. Удар пришелся в правое плечо противника.  Этого было мало, чтобы обезвредить солдата, но оказалось достаточно, чтобы выбить из рук автомат. Спустя мгновение двое людей сцепились на полу в смертельной схватке.

            Паша оглянулся кругом, перед дверью шлюзовой камеры висел огнетушитель.

            - Гасить! – вырвалось у него вслух.

            Паша расстегнул  замки баллона, схватил огнетушитель и начал быстро спускаться вниз.

            Верзила обладал немалой силой, а одетый в легкий скафандр, он был несокрушим.

            Костина попытка пережать горло противнику не увенчалась успехом: шейный замок шлема надежно защищал хозяина. Солдат был профессионалом. Он быстро контратаковал ударом головы и постарался встать на ноги.  

            Легкий и прочный шлем противника пластичностью не отличался. Косте показалось, что из его глаз посыпались искры и череп с сухим треском раскалывается пополам. «Счастье, что глаза не выпали», – мелькнуло в сознании.

            В этот момент Костя нашарил на спине противника кислородный патрубок и с  силой рванул в сторону.  Солдат не удержался и упал рядом.  Из его кармана выпал изъятый ранее пистолет. Костя протянул руку и нащупал прохладную рукоять оружия. Верзила заметил происходящее и, не став искать взглядом, где упал его автомат, быстро выхватил из своей кобуры пистолет.

   Звук летящего огнетушителя никто не услышал, зато звонкий удар его о пластик маски верзилы свидетельствовал о точном завершении его короткого полета в качестве метательного средства, однако время на этом не остановилось.

            Выстрелы двух пистолетов прозвучали почти одновременно. Вспышка на долю секунды ярко осветила коридор. 

            Паша не промазал. Если бы не он, не промазал бы и солдат: целился он в голову капитана.

            Костя почувствовал мощный, откидывающий импульс. Пуля впилась в бок. Зазвенели падающие гильзы.

            Паша спрыгнул на пол и схватил лежавший автомат.

            От ранения в живот солдат сложился пополам, но профессионалом он назывался неспроста: не выпустил оружия из рук и попытался выстрелить в Пашу.

            Очередной гром выстрела, как приговор, раздался над затуманенной головой Кости, обдав жаром огня и едким запахом пироксилина. Теперь уже звякали гильзы, выкинутые из автомата.

            Больше стрелять было не в кого. Солдат рухнул мертвым у стенки коридора.

            Паша откинул автомат. По ступенькам спешно спускались Женя и Марина.

            В полубессознательном состоянии Костя заметил склонившийся силуэт. Нежная, теплая рука заботливо провела по щеке, и на этом сознание предпочло временно покинуть бренное тело.

 

            Галактонские перехватчики вошли в зону визуального контакта.

            Корабли расстыковались в экстренном режиме. ШВАРК был поврежден и попросту отстрелен вручную. Черное судно спешно разворачивалось.

            С фрегата открыли огонь. Основной целью сейчас стали не приближающиеся перехватчики, а два блокиратора, грозящие застопорить двигатели.  На перехват запустили антиблок-ракеты, применяемые для уничтожения малых объектов, таких как  блокираторы. Разрываясь перед целью, они поражали ее группой направленных осколков. Первые ракеты сбили два перехватчика и один блокиратор.

            Не применяя тяжелого вооружения, галактонцы открыли ответный огонь.

            Расстояние между «Калиастром» и фрегатом синдиката было не столь велико, чтобы  считать его безопасным. На счастье, перед перехватчиками не стояла задача уничтожить корабли.

            Один блокиратор миновал оборону фрегата и достиг своей цели. Двигатели корабля мгновенно остановились, из одной дюзы начала вытекать черная жижа и повалил белый дым. Картина напоминала раненного зверя, быстро теряющего силы.  Перехватчики, словно рой потревоженных ос, атаковали свою цель. Выведенные из строя, смолкли огрызающиеся орудийные башни фрегата. Звенья перехватчиков быстро оцепили оба корабля.

 

            Спустя трое суток. Лазарет галактонского крейсера.

            - Капитан, мы уже заждались вас! – с порога произнес Женя, следом за ним в лазарет вошли Марина и Паша.

            - Как вы? – спросила Марина.

            Костя осторожно приподнялся на койке.

            - Да порядок: дырка в боку, потеря крови, голова кругом – все как обычно.  Я и сам бы рад уже сделать отсюда ноги.

            За дружной компанией в палату вошел доктор в белом халате в сопровождении военного офицера.

            - Неделя стационара, а вообще, мы вас не держим. Единственная рекомендация – меньше резких движений. Пуля прошла навылет, застряла у вас под кожей на спине. Вы счастливчик, можно сказать, хотя я считаю, что случай не из простых. Как знаете, капитан, мы не вправе вас задерживать, а по мелочам мы вас подштопали.

            - Благодарю вас, доктор, буду собираться, – парировал Костя.

            - Не так быстро, – приятным басом произнес офицер.

            Экипаж «Калиастра» обернулся к военному.

            - Формальности, – и офицер на полчаса завел свой монолог.

            Он вкратце обрисовал компании сложившуюся ситуацию и без особых подробностей поведал о проведенной Альянсом операции.   

            Информация об облаве, быстро распространившись по планете, дошла до синдиката, драгоценности были на руках, надо было срочно вывозить их с планеты. Зная о заказе на орбитальный зонд, готовившийся в компании «НИСТРЕЛ», подкупили нужных людей. Весь спутник нашпиговали алмазами.  Команда «Калиастра» благополучно его вывезла, нарушив при этом требования космопорта. Офицер, для проформы, не забыл напомнить, что за нарушения у капитана изъяли тысячу кредитов. Командование дало разрешение на взлет, установив слежку за кораблем, зная, что рано или поздно синдикат пожалует за награбленным. Так и случилось. Крейсер, следуя в хвосте «Калиастра», перехватил грабителей.

            В завершение монолога офицер сухо подытожил, что зонд изымается как вещественное доказательство на неопределенный период времени, что означало – надолго. После чего взял у всех подписку о неразглашении информации о проведенной операции. Касательно возмущения по поводу изымаемого зонда сказал, что можно подать апелляцию в судебные органы, но заверил, что дело это гнилое на 200%.

            «Действительно гнилое, раз военный все это нам излагает…» – отметил Костя.

 

            Спустя пять часов.

            «Калиастр» брезгливо отстрелил коммуникационный сноп кабелей, тем самым сказав «Фу!» только что питавшему его крейсеру, и медленно отчалил от шлюзового дока.

            Весь экипаж собрался в  рубке управления.  Пулевое отверстие в стенке напоминало о минувших событиях, царило молчание. Приятное желтоватое освещение ламп успокаивало. Где-то под панелью управления мирно гудел трансформатор, на индикаторе дальномера быстро нарастали цифры:  «Калиастр» удалялся от крейсера.  Показания расстояния дублировал звуковой сигнал, сейчас медленно увеличивающий звуковые интервалы.  Изредка перемигивались световые индикаторы приборов.

            Изъятие зонда восприняли как потерю родного сына. Не хотелось лишний раз открывать рта, чтобы произнести и слово. В душе экипажа поселилась обида, душившая изнутри. Еще больше подавляли несправедливость случившегося и осознание собственного бессилия.

            Кресло капитана было непривычно разложено. Далеко откинутая назад спинка придавала ему полулежачее положение: его хозяину сейчас рекомендовался постельный режим. Костя аккуратно сменил свое положение в нем и первый нарушил тишину:

            - Главное, что вы все целы. Обошлось, а могло быть гораздо хуже.

            - Капитан, – негромко сказал Женя, – куда курс держим?

            - Колония Сойчан, шахтерский поселок на Лагууте, – почти сразу ответил капитан.

            - Снова цинк? – надув губки, спросила Марина.

            - Да-а. Да. Он еще не подводил нас. А теперь надо навести основательный порядок на нашей малышке.

            Все знали, что им надо было делать и, не задавая вопросов, разошлись по кораблю. После пиратов и обыска галактонцев – бардак был отменный, кое-что команда успела привести в порядок еще на борту крейсера, но далеко не все.

            Женя быстро проложил курс и спустился в грузовой трюм помогать другим. Костя остался сидеть (лежать) в кресле пилота и рассматривал звезды за иллюминатором. На душе было неспокойно и тоскливо.

            Через пятнадцать минут в рубке ожила селекторная связь.

            - Капитан, вы еще в рубке?! – взволнованным голосом спросил Павел.

            - Да, доктор запретил быстро бегать, – иронично ответил Костя, подсознательно соображая, с чем могли быть связаны нотки волнения в голосе механика.

            Через минуту вся компания спешно вошла в рубку, Паша и Женя несли по аккумуляторной батарее со снятой верхней крышкой.

            - Что, будем ставить под стекло и хранить как память? – узнав батареи зонда, иронично спросил Костя.

            - Капитан, взгляни сюда! – Женя протянул вскрытый блок батареи.

            Одного взгляда хватило, чтобы понять возбужденное поведение экипажа. Две секции ложного аккумулятора занимал тайник, в котором сейчас переливались упакованные в прозрачные пакеты алмазы.

            - Здесь целое состояние! – радостно воскликнула Марина.

            - Две батареи и обе с камешками, – возбужденно подхватил Паша, – я глянул на них: должны были давно зарядиться, смотрю на прибор – ампераж ни тот, я на лейбу аккумулятора – совсем другие цифры. Вскрыл крышку, а там!..

            - А там недостающие алмазы «ИОНИКСа», – завершил фразу Костя.

            - Ну да! Наверное…

            В какой-то момент все взгляды сошлись на Паше.

            - А их там четыре было… – вкрадчиво произнес Женя.

            На несколько секунд повисла напряженная тишина.

            - Будем надеяться, что их не хватятся, – нарушил тишину Костя. Все переглянулись, хитрая улыбка расползлась по лицу капитана. – Ну что? Считаем это материальной компенсацией от «НИСТРЕЛа» или от галактонцев?

            Лукавые огоньки в глазах экипажа ответили за своих хозяев, притом, похоже, оба варианта их одинаково устраивали. Костя нахмурил брови:

            - Ай-яй-яй, ребята! Ребята, надо быстрей делать отсюда ноги!

            - Капитан, курс меняем? – вежливо осведомился Женя.

            - Думаю, не стоит его явно менять: могут закрасться подозрения у некоторых товарищей, а вот подкорректировать надо. Курс на колонию Сойчан сейчас нам вполне подходит. Ну а рядом с ней, на планете Крейз, знаменитый курорт «Беспределье». Так что, ребятишки, курс – на «Беспределье»!  




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики