Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Арсений ЛАЙМ (г.Бишкек, Кыргызтан)

Десант в легенду

 

Звук взрыва, приглушенный густыми и промокшими от дождя джунглями, ударил в спины остаткам подразделения планетарной пехоты. Следом добежала волна, колыхнувшая под ногами голубоватый ковер травы. Сержант пятого ранга Дионг на мгновение замер и удовлетворенно кивнул головой: задание выполнено.

После диверсии флорианцам придется помучиться, чтобы вновь запустить ракетную батарею. Она входила в систему космической обороны и доставляла много хлопот действующим на орбите боевым кораблям Звездной конфедерации. Командование, из-за неудачных попыток ликвидации батареи ударами с воздуха, решило использовать группу диверсантов.

Предположение оказалось верным: разведка выяснила, что надежно прикрытая от ударов авиации и ракет батарея охранялась от нападения с земли из рук вон плохо.

В своей беспечности флорианцы оказались так похожи на землян. Если бы не стечение обстоятельств, они и не заметили бы, что на объект кто-то наведался. Пока все не взлетело бы на воздух. Но у беспечности есть помощник – случайность.

В самый последний момент, когда заряды были установлены и диверсанты отходили к лесу, их увидели. В скоротечном бою пять бойцов вместе с лейтенантом Тодером остались возле батареи. Но задание выполнено, и выжившим предстояло уйти от преследования.

Выполнить это оказалось непросто. Лес, напоминающий джунгли Земли, становился гуще. Голубоватые лианы, оплетающие деревья, становились все толще, а кое-где словно срослись с тянущимися к небу побегами и образовали настоящие живые стены. Сержант всё чаще пускал вход мачете.

Дождь закончился, но трава и земля стали скользкими. Постоянно приходилось балансировать, чтобы не упасть. Попадались мутные ручейки, лентами протянутые в зарослях. Два раза Дионг провалился по колено в кажущиеся мелкими лужи. Через три часа он полностью выдохся и объявил привал.

Четверо бойцов в заляпанных грязью и облепленных листьями и травой боевых костюмах устало повалились на землю. Дионг присел и оперся на осклизлый, покрытый мхом ствол дерева, похожего на эвкалипт. Откинув прозрачное забрало шлема, он вдохнул насыщенный влагой и терпкими ароматами джунглей воздух. Голова закружилась от нахлынувших волной запахов.

- Сержант, сколько еще осталось? – рядовой Симманс присел около Дионга. Он жевал пастилу, пропитанную специальными тонизирующими добавками.

- Семьдесят два километра, - сверившись с электронной картой, ответил Дионг. – Пока все по графику.

- А если не успеем?

- Не задавайте глупых вопросов, рядовой. Если у вас так много сил, чтобы болтать, становитесь впереди отряда и пробивайте дорогу.

Глядя, как Симманс орудует мачете, Дионг вспомнил, что привело их в этот лес. Война между Звездной конфедерацией и флорианцами продолжалась четвертый месяц, но никто до сих пор не добился успеха. Передрались две цивилизации из-за планеты земного класса Дианы, на которой и находился отряд.

Возле нее конфедераты и встретили братьев по разуму. Но, как это часто бывает, договориться не смогли и дальше отношения выясняли с помощью силы. Армия, флот и технологии были равными, а потому блицкрига ни у кого не получилось. Но каждый тешил надежду, что еще немного и перелом в войне наступит. А там и награда – девственная и богатая полезными ископаемыми Диана. А то, что придется пожертвовать людьми…

Естественно, сержант и понятия не имел о мнении Генерального штаба на этот счет. Но зачастую отсутствие информации позволяет нам не сойти с ума. Ведь военное руководство Звездной конфедерации в данном вопросе было прямолинейно, как флагшток: государству, что прожило без серьезных конфликтов последние сто лет, просто необходимо кровопускание. Иначе оно одряхлеет, потеряет хватку и в нужный момент не сможет сжать кулаки и дать отпор.

Представители Кабинета министров и Парламент, хмуря лица в телекамеры и выражая раздражение потерями и финансовыми расходами, втайне соглашались с военными. Конфликт на Диане – неплохая возможность избавиться от лишних ртов, недовольных отсутствием жилья, работы и других социальных благ. Кроме того, война – хороший бизнес. А победа, да и поражение, в ней – отличные политические дивиденды и возможность потеснить засидевшихся на властном олимпе. 

Сержант Дилонг об этом не догадывался и, лежа на траве в лесных дебрях чужой планеты, внутренне прислушивался, как медленно уходит усталость из ног. Отряд решил заночевать на небольшой поляне, похожей на серп Луны. В темноте пробиваться через джунгли было практически невозможно. Все равно что с завязанными глазами искать выход из лабиринта. Приборы помогали плохо, а начавшийся дождь еще больше осложнял их работу.

Спать не хотелось, как и думать. Для солдата размышления - штука вредная и опасная, способная поставить под сомнение приказы командования. Это одна из аксиом, вбитых ему в первый же месяц службы. Но когда к нему подсел рядовой Симманс и завел разговор, сержант его не одернул.

Чувство беспокойства тревожило сержанта с начала операции. Оно появилось сразу, как лейтенант Тодер ввел бойцов в курс дела. Конечно, их обучали диверсионному делу, но в планетарной пехоте были специальные подразделения, которые могли уничтожить батарею быстрее и эффективнее.

Сейчас беспокойство усилилось. Дионг не мог понять одного: что же его так тревожит? Пытаясь отогнать тяжелые мысли, которые кружили в голове надоедливыми мухами, он и позволил Симмансу развести болтологию.  

- Вы думаете, мы победим в этой войне? - неожиданный вопрос.

Но Дионг не удивился и, не задумываясь, ответил:

- Не знаю, рядовой.

За такое его не только сержантских лычек могут лишить, но и к стенке поставить. Если он до трибунала доживет.   

Симманс же не усмотрел в ответе Дионга ничего крамольного:

- Вот и я не знаю. Это сначала я кинулся на призывной пункт, а уж затем стал думать, что убивать себе подобных, пусть и пришельцев, мне совсем не хочется.

- Мы всегда так делали, если не могли решить проблемы полюбовно.

- Да, еще говорят, что война – двигатель прогресса. Только мне совсем не хочется сгореть в топке, которая эту махину разгоняет.

- На войну всегда уйти легко, сложнее с нее вернуться.

- А как вы оказались в армии?

Дионг никого не пускал в душу и всегда держался подальше от компаний, любивших потрепать языками на досуге. Как и не рассказывал малознакомым историю своей короткой и бесцветной жизни. Но сегодня было желание выговориться, словно он попал на исповедь.

- Родился и вырос я на Сидоне, в маленькой колонии тысяч на тридцать населения, большинство ее жителей занимались добычей урана. Кроме него, на планете ничего и нет. Если не считать льда, постоянных бурь и неизменно черного неба. К 16 годам понял: перспектива вкалывать в шахте или на перерабатывающем заводе меня не устраивает. Вечером – бар, утром – похмелье. Как-нибудь проснешься с малознакомой девкой, которая заявит, что беременна от тебя. В маленьких городках – это приговор. Так было у деда, так было у отца.

Симманс внимательно слушал, даже не перебивал, хотя поболтать любил. Чересчур похожей рисовалась ему картинка. Жил он, конечно, на Земле, но в остальном – как под копирку. Миллиарды клонов, штампуемых на конвейере жизни. И управлял им, к сожалению, не Бог, в которого рядовой иногда верил.     

- Единственная возможность вырваться – подписать контракт с планетарной пехотой, - Дионг задумался и добавил: - Это я после сообразил, что поменял одну тюрьму на другую. Только в армии был конечный срок заключения: всего год оставался. Пожалуй, я зарабатывал на возможность выбора. Хоть минимальную, но позволяющую сойти с протоптанной моим семейством дороги. Пусть даже на проселок.

Они еще около часа сидели, вглядываясь в ночной лес Дианы и думая о своем. В какой-то момент, будто запущенные по кругу шары, их мысли пересеклись. 

- Вы верите, что нас вытащат отсюда? – спросил Симманс.

- Спроси об этом у меня еще неделю назад, я бы дал тебе в морду, - спокойно ответил Дионг. – Сейчас – не знаю. Хочу верить, но сомнения никуда не денешь.

- По-моему, нас уже списали, - отозвался эхом Симманс.

 

***

 

Полковник Седрикс, начальник Управления специальных операций штаба планетарной пехоты, устало проглядывал последние сводки. Он третьи сутки не спал и был зол. Препараты взбадривали лишь на время, потом тело и разум начинали вновь требовать отдыха.

Седрикс даже на мгновение боялся прикрыть глаза, чтобы его не сморило. В другое время он бы плюнул на обязанности, но сейчас дела шли отвратительно. Четыре разработанных им операции провалились. Полковник не допускал и мысли, что они были плохо подготовлены и еще хуже исполнены. Просто стечение обстоятельств.

Он несколько раз отвлекался от документов, чтобы продумать линию поведения в случае, если за ним явятся из секретной службы. Общение с контрразведчиками ему казалось неминуемым. Единственное светлое пятно – успех группы Тодера. Именно за его счет полковник и намеревался выкрутиться из щекотливой ситуации.

Можно даже орден получить, если подать генералу Абраху, начальнику Главного штаба планетарной пехоты, историю правильно упакованной и украшенной. Именно над этим, окончательно отложив документы, размышлял полковник, когда в дверь кабинета постучали.

- Войдите, - недовольно буркнул Седрикс.

На пороге появился капитан Сазер. Полковник его терпеть не мог. Источник нелюбви скрывался в зависти: всегда подтянутый, выбритый, словно собравшийся на парад или светский раут, офицер по особым поручениям никогда не напоминал Седриксу его самого в этом возрасте.

Хотя их карьеры делались примерно одинаково, но они были как две стороны яблока: на витрине оно выставляется хорошей стороной, в то время как противоположная – червивая - прячется от покупателей.

«Далеко пойдет, гаденыш», - подумал полковник, а потом спросил:

- Что у вас, капитан?

- Господин полковник, подразделение лейтенанта Тодера запрашивает эвакуацию с Дианы.

- Это те, что уничтожили батарею космической обороны флорианцев?

- Так точно, сэр. Только пять диверсантов. Лейтенант Тодер и остальные погибли.

- Насколько я помню, мы эвакуацию не планировали?

- Так точно, сэр. Вы сказали, что их, как только они вдохнут на Диане даже раз, уже можно считать мертвецами, поэтому рисковать другими парнями вы не намерены. Обнаруженный учеными на планете канцероген вырабатывается джунглями и вызывает несколько видов рака. Да и спускать как в унитаз дорогие десантные боты вы не собираетесь даже ради героев.

Седрикс поморщился: капитан слишком хорошо запоминал то, что надо забывать, как только покидаешь зал планирования. «Если бы операция сорвалась, Сазер наверняка сообщил бы о том разговоре в секретную службу. Ещё бы и приукрасил для наглядности», - полковник решил избавиться от офицера при первой возможности.

- Какова ситуация в секторе?

- Отряд блокирован силами флорианцев. Вероятность успешной эвакуации 14,7 процента.

- Думаю, на этом и закроем вопрос. Только подготовьте для завтрашнего выпуска новостей сообщение о геройских действиях планетарной пехоты в тылу флорианцев.

- Официальное сообщение?

- Ни в коем случае. Они должны стать героями, одной из легенд этой войны. И запомните, мертвым героям никто не завидует, ими восхищаются, их жалеют, а врагов ненавидят еще больше. У каждой войны должны быть свои легенды.

- Связаться с управлением информации?

- Да, пусть подготовят настоящую историю. Женщины должны рыдать, когда ее увидят, а мужчины, не задумываясь, идти на призывные пункты. Только всё проконтролируйте.

- Так точно, сэр, - Сазер отдал честь и намеревался покинуть кабинет, когда полковник его остановил.

- И еще, капитан. Не забудьте подготовить представление к награждению. Всем - по ордену. Герои без наград – обычные потери.

   

Бишкек, 29 августа – 8 сентября 2009 года.




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики