Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Раиса НАУМОВА
(пгт.Ленино, Крым, Украина)


СНОВИДЕНИЕ

Кириллу ночью приснился кошмарный сон. По неведомому капризу подсознания, он оказался в странной местности, каменистая почва которой была покрыта ползучей и колючей травой. Невдалеке виднелся угрюмый лес с искривленными мощными деревьями. Небо было абсолютно темным, и местность освещалась вспышками ветвистых молний и странным зеленым свечением, которое исходило из нагромождения скалистых гор, видневшихся далеко на западе. Вдруг раздался пронзительный женский крик. Прямо на Кирилла двигалось обезьяноподобное существо трехметрового роста, обросшее грубой коричневой шерстью. Грудь у монстра была голой, грязной, фиолетового цвета, с шестью парами отвислых сосков.
Оскаленная морда с кривыми острыми зубами не сулила ничего хорошего, и Кирилл бросился быстро бежать, но тут же остановился, так как заметил, что с плеча у чудища свисает хрупкое белокожее тело девушки с длинными светлыми волосами. Внезапная ярость  охватила Кирилла, и он, изловчившись, бросил в слюнявую морду острый камень. Страшилище взревело и, выпустив девушку, схватилось лапой за глаза. Кирилл бросился бежать, но, как часто бывает во сне, бег был слишком медленным, он выбивался из сил, но почти не двигался с места, а за спиной слышался хрип разъяренного чудища. Лапы монстра опустились на плечи Кирилла, и он внезапно открыл глаза и нашел себя на кровати в уютной лоджии с видом на прекрасный ялтинский пейзаж.
Еще не очнувшись от сна, он дико посмотрел по сторонам и, с облегчением вздохнув, с удивлением подумал: "Приснится же такое!".
Кирилл был выпускником художественного училища и, по приглашению дальних родственников, приехал в Ялту на практику. Сейчас он работал над этюдами Армянской церкви, изображая ее при различном освещении. В душе он мечтал превзойти Клода Моне с его знаменитыми «Руанскими соборами», но на деле это пока плохо удавалось.
Особенно сегодня работа не клеилась. Глаза смотрели на яркое солнечное половодье красок летней Ялты, а руки почему-то стремились воспроизвести тот суровый, но по-своему величественный колорит местности, которая приснилась ему во сне. А тут еще за спиной примостилась какая-то девчонка и не спускала глаз с мольберта. Вообще-то, Кирилл давно свыкся с ротозеями, толпившимся обычно за спиной художника, и относился к ним как к неизбежному злу. Но эта девчонка как-то особенно действовала ему на нервы.
Он повернулся и в упор посмотрел на нее. Было ей лет четырнадцать, плохо расчесанные волосы золотой копной спускались ниже плеч. Платья на ней было короткое и прямое. На бледном незагорелом лице выделялись глаза василькового цвета. Сходство с этим цветком подчеркивалось еще и длинными, острыми, как зазубрины василькового лепестка, ресницами.
-    Ну, что скажешь? – сурово спросил юноша у нее.
-    Милый, ты ж захотел быть моим женихом, и вот я очутилась
здесь.
-    Красавица, – Кирилл чуть не задохнулся от изумления, – ты явно
с кем-то меня путаешь. Я тебя в первый раз вижу.
В глазах девчонки показался страх.
-    Не прогоняй меня, пожалуйста, мне так нравится у вас – так
светло, солнечно. Если ты не захочешь, чтобы я оставалась здесь,
меня вновь выкинет назад в Meкушу.
Кирилл присмотрелся внимательней к странной девчонке. Худые руки и ноги ее были покрыты ссадинами и царапинами, и весь ее вид вызывал невольную жалость. "Видно какая-нибудь полоумная бродяжка, – подумал Кирилл. – Она, наверное, голодна, – решил он, – вишь, какая худющая". И вспомнив, что приближается время обеда, предложил:
-    Есть хочешь?
Девчонка поколебалась, а потом спросила:
-    А еды хватит на двоих?
-    Хватит, – заверил Кирилл и, сложив свое оборудование, повел
незнакомку в ближайшее кафе.
-    Как тебя звать? – спросил он по дороге.
-    Ивасса.
-    А меня Кирилл.
-    Да, я знаю, ведь ты меня спас от Чунга и захотел стать
моим женихом.
Кирилл вздохнул, но ничего не сказал, подумав, что сумасшедшим не стоит перечить. Их нужно стараться отвлекать от их навязчивых идей. В кафе он заказал харчо, котлеты, а под конец расщедрился на две порции мороженого. Ивасса ела деликатно, осторожно, но было видно, что она очень голодна. А когда Кирилл принес мороженое, она обрадовалась и засмеялась:
-    Знаю, знаю – это снег. Мы всегда радуемся, когда выпадет много снега. Мы собираем верхний слой и делаем запасы хорошей воды.
Кирилла забавляла ее непосредственность и в то же время настораживали ее загадочные, полные темного смысла слова. Когда он предложил Ивассе искупаться, та не на шутку испугалась.
-    Нет, нет, – затрясла она головой, – вода в море всегда отравлена.
И как ни уговаривал ее Кирилл, даже не подошла к берегу. Зато ей понравилось кататься на фуникулере.
-    Как красиво здесь у вас, – вздохнула Ивасса, любуясь золотыми переливами электрических огней вечерней Ялты.
Когда они пришли в квартиру, хозяев еще не было, и Кирилл обрадовался, что не нужно давать им никаких объяснений о столь странной гостье. Они попили чаю на кухне и вышли на лоджию, где спал Кирилл. Затем он послал Ивассу в ванную, показав, как включать и выключать воду, а сам занялся приготовлениями на ночь.
"Дикарка какая-то, – подумал он о своей гостье, – и одновременно такая трогательно-беспомощная, что поневоле хочется защитить ее и оградить от всех напастей".
-    Ты хочешь, чтобы мы спали раздельно? – тревожно спросила Ивасса, входя в лоджию.
-    Естественно, – сурово произнес Кирилл, – почему это мы должны спать вместе? Что за фокусы?
-    Но ты же мой жених, – со слезами воскликнула Ивасса. Она подошла и, неумело обняв, прижалась к нему. – Я хочу, чтобы у нас с тобой был ребенок.
Кирилл осторожно погладил ее по густым волосам, его тянуло к ней, но он посчитал, что будет большой подлостью воспользоваться доверчивостью этого глупого ребенка.
-    Ивасса, – как можно мягче попытался объяснить ей Кирилл, – у нас так рано девочки не выходят замуж. Вот подожди, когда тебе будет восемнадцать лет...
-    Восемнадцать! – с гневом воскликнула Ивасса. – Я тогда буду
бесплодной, никому не нужной старухой, – и сев на свою раскладушку,
она горько расплакалась.
-    Ивасса, – Кирилл сел рядом с ней, – успокойся, у нас вот так сразу не выходят замуж, нужна еще свадьба, тебе надо сшить длинное белое платье и купить фату, чтобы ты была всех красивей. И еще нужно достать машину, чтобы ехать на ней в ЗАГС. Видишь, сколько надо сделать дел, и спешить в этом не следует, так что успокойся и ложись спать, а завтра обо всем договоримся. Хорошо?
-    Хорошо, – покорно сказала Ивасса и легла в постель.
        Кирилл долго не мог заснуть. Появление Ивассы сильно осложнило его жизнь, но сдать ее в детскую комнату милиции или больницу он и мысли не допускал.
"Ну ладно, для знакомых я найду какое-нибудь объяснение. Но как же Анна?" – с тревогой подумал он. Роман с Анной, красивой полногрудой девушкой, начался у него совсем недавно, но сулил немало приятных минут. Встреча же Анны и Ивассы, конечно же, принесет ему массу неприятностей. "Нет, это какое-то наваждение, – пробормотал он, – поскорее бы оно кончилось".
И только были произнесены эти слова, как раздался громкий треск, фигура Ивассы засветилась белым пронзительным светом и, приподнявшись над постелью, медленно поплыла к боковой стенке лоджии. С глухим стуком она ударилась об нее и, ярко вспыхнув, растворилась в воздухе. Искры от вспышки еще долго плясали в глазах изумленного Кирилла. Потрясенный увиденным, он долго не мог заснуть. Только под утро он закрыл глаза и сразу же во сне увидел Ивассу. Она находилась в темном помещении. Сидя у примитивного очага, она перебирала какие-то грязные коренья. Рядом стояла безобразная старуха, помешивая в котле кипящее варево. Другая женщина, худая и изможденная, кормила грудью младенца. Ребенок был слеп, вместо глаз у него были выпученные беловато-тусклые пузыри.
Кирилл обратил внимание, что хоть быт соплеменников Ивассы был очень примитивен, но пользовались они металлическими предметами, у стены стояла даже винтовка, а в переднем углу жилища, на столике, находился телефонный аппарат, явно не работающий, но пыль с него была заботливо вытерта.
…Жизнь Кирилла как бы разделилась на две части. Днем он жил обычной жизнью, а ночью наблюдал за странным и убогим бытом Ивассы и ее близких. Однажды, заснув, он вновь попал к ней в дом. Ивассы не было, только древний старик сидел и грелся у догорающего очага. Обычно родичи Ивассы не замечали присутствия Кирилла, но старик поднял голову и посмотрел прямо в глаза Кириллу и сказал: "Я дед Ивассы. Нам давно известно, что, кроме нашего мира, существуют параллельные миры, развивающиеся другими путями, с судьбами, отличающимися от судьбы нашей Земли. Когда на нашей земле разразилась ядерная катастрофа, мы с семьей жили в бункере и первая, самая страшная волна радиации минула наш дом. Ивасса выросла нормальной девочкой потому, что мать родила ее в противорадиационном бункере. Но когда у нас кончились припасы, мы вынуждены были выйти наружу. Нас очень мало, дети или не рождаются совсем, или рождаются мутантами. Кроме того, нас уничтожают Чунги и другие, невесть откуда взявшиеся монстры.
Радиация дала нам только одно благо: с помощью особой энергии, скапливающейся в листве дерева Вача, мы можем проникать в параллельные миры, где есть пища, чистый воздух и вода. Но долго мы там не задерживаемся. Недоброжелательство местных жителей ослабляет сакральную энергию дерева Вача, и нас выталкивает обратно в наш проклятый мир. А Ивасса обладает еще одной чудесной способностью: она может путешествовать по лабиринтам сна спящих людей и силой воли перемещать их в любое нужное ей место. Когда Чунг тащил ее в свою берлогу, перед ней промелькнуло твое лицо. Она призвала тебя на помощь, и ты спас ее. Ты пожалел тогда Ивассу, и мы отправили ее в твой мир, но и оттуда она была выброшена назад из-за твоего легкомыслия".
-    Где Ивасса? – хрипло спросил Кирилл.
        И, словно в ответ, перед его глазами как бы прошла волна яркого света, и он увидел скорчившуюся фигурку на огромном дереве, по которому ползла зеленая рогатая змея.
Все чувства Кирилла обострились: "Нет, только не это, нет!". Он бросился к девушке на помощь, желая ее спасти, но, споткнувшись о корень, упал и потерял сознание.
Открыв вновь глаза, Кирилл обнаружил около своей кровати Ивассу. Она стояла на коленях и гладила его волосы.
-    Ивасса, это не сон?
-    Нет, любимый. Ты захотел спасти меня, и это получилось. Силой
твоего желания мы вернулись в твой мир.
-    Ивасса, я люблю тебя, выходи за меня замуж.
Ивасса грустно улыбнулась:
-    Поздно уже. Однажды, разыскивая на болоте коренья, я провалилась в плохую воду. Бабка Захарья отпоила меня снадобьем, но я теперь или
бесплодна, или рожу какого-нибудь урода.
-    Боже, какой я идиот, – простонал Кирилл.

* * *

Прошло несколько лет. Кирилл сейчас работает в художественно-оформительском комбинате. Встает рано, так как живет за городом, на берегу моря. Картины для души он сейчас рисует редко, все больше на продажу. Ведь хоть и небольшая, но семья. Жена у него высокая, стройная, с тяжелой короной золотых волос и ясным взглядом васильковых глаз. А вот сын – шалун. Каждый раз Ивасса наказывает ему не летать над морем, особенно днем. А он только с постели встает – так сразу же к обрыву, раскинет свои белые, как у чайки, крылья и парит над гладью моря, а ласковый ветер треплет каштановые, как у отца, кудри.




   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики