Крымский клуб фантастов
Главная
Авторы
Произведения
Журналы клуба
Книги
Фестиваль
Друзья клуба
Контакты



Главная страница сайта

Алексей ШОЛОХОВ
(г. Москва, Россия)

 
                 Люди Z

Едва Глеб открыл глаза, большая панель на противоположной стене включилась. Миловидная женщина в деловом костюме что-то говорила с экрана. Глеб включил звук и встал с матраса. Прошел в ванную через пустой коридор. Жилище имело точно такой же вид, как и его хозяин. Жалкое помещение разделено тонкими перегородками на четыре зоны, в каждой висела плазменная панель. Самая большая в спальне. Мебели, кроме матраса в спальне и стола со стулом в кухне, в квартире не было.

Глеб вошел в ванную – панель за влагонепроницаемым стеклом включилась. Дикторша тараторила свой текст, практически заученный наизусть Глебом.

- Несмотря на введенную смертную казнь родителей за рождение второго ребенка, - говорила дикторша, - население Земли к концу 2209 года достигнет 60 миллиардов человек. Хочу напомнить, что к концу прошлого года эта цифра была точно такой же.

Глеб умылся, вытерся. Руки тряслись. Глеб Сергеевич Прокофьев очень плохо себя чувствовал. Он вздохнул. Во рту пересохло, голова трещала. А выпили-то вчера всего ничего, пару литров. Хорошо, хоть за алкоголизм не расстреливают. Сейчас Глеб был бы рад расстрелу. Он очень сильно болел с похмелья, а денег ни копейки. Да еще и эта жуть по ящику.

- Правительством Земли принято решение, - продолжила женщина в деловом костюме, - наделить Блюстителей порядка большей властью. Теперь они могут приговорить и привести приговор в исполнение прямо на месте.

«Что за хрень?!» – Глеб привык не ругать власть вслух. Он предполагал, что эти панели не только для того, чтобы говорить.

- А теперь к хорошим новостям, - с каменным лицом продолжила дикторша. Глеб иногда думал, что эта женщина вовсе не человек. Да и черт с ней, с него хватило плохих новостей.

Глеб вошел в грязную кухню. Подошел к раковине и открыл кран холодной воды. Жадно присосался к нему. Закрыв воду, Глеб услышал, что панель на кухне тоже включилась.

- В 2150 году с астрономами Земли связались разумные существа до этого неизвестной планеты с жизнью схожей с нашей. Ученые назвали ее Z.

- Бла-бла-бла, - передразнил диктора Глеб.

Он хорошо помнил интервью с инопланетянами. Также он хорошо помнил, что они не расстреливают своих граждан, хотя у них тоже перенаселенность. На вопрос журналиста, как они борются с этой проблемой, люди Z почесали свои яйцевидные головы и сказали: «Мы их ссылаем».

Ссылают. Не на Землю ли?

Глеб все больше чувствовал присутствие чужих, не людей. Роботы они или пришельцы, ему было наплевать. Он знал, что расстрелы из-за них.

Глеб решил выйти на улицу. В конце концов, «третьим будешь?» еще никто не отменял.

«Может, повезет и меня расстреляют», - с грустной улыбкой подумал Глеб. Сплюнул три раза через левое плечо и вышел на улицу.

Лучи искусственного солнца нещадно палили. Глеб остановился под козырьком подъезда. Достал из кармана измятый тюбик солнцезащитного крема и намазал открытые участки кожи. Надел солнцезащитные очки и пошел в сторону магазина. Несмотря на перенаселенность планеты, люди скрывались, отсиживались в своих потаенных уголках. И только редкие смельчаки или забулдыги вроде Прокофьева шатались по улицам. С наступлением темноты люди выходили из укрытий. И странное дело (по крайней мере, для Глеба Сергеевича это было странно), ночные гуляки убивали друг друга, но по-прежнему боялись расстрела.

Глеб прошелся по тротуару. Заглянул через витринное стекло внутрь магазина. Продавщица сидела и читала «Правду».

«Интересно, - подумал Глеб, - кто она? Человек, инопланетянин или киборг?».

Мировое правительство всячески отрицало присутствие гуманоидов и биороботов среди людей. Даже в той же «Правде» писалось о необоснованном волнении общественности «по поводу чужих среди нас». Но Глеб-то знал, что да как. Они были везде. Они были среди обычных людей. Они проникли в правящую коалицию. Да что тут скрывать, большинство из Блюстителей порядка были Чужие. Глеб еще раз глянул через стекло. Там существо в облике продавщицы зевнуло, злобно посмотрело на Прокофьева и снова уткнулось в газету.

«Нет, она - человек, - подумал Глеб, углубляясь в парк им. Горького. - Только человек может так ненавидеть себе подобного».

Он прошел до Дворца пионеров, свернул к аттракционам. Глеб вспомнил свое детство. Аттракционы тогда еще действовали, а вот Дворец пионеров уже был отдан под жилье. Дедушка объяснил тогда Глебу, кто такие пионеры, но сейчас он уже не помнил. Дальше за аттракционами был Вечный огонь, потухший еще лет сто назад. Из центра звезды вместо пламени торчали сорняки. Памятники вокруг потрескались и поросли мхом. Люди были заняты уничтожением друг друга, и память об умерших им не нужна.

Он постоял у звезды. Что это такое, дед ему тоже рассказывал, но он был человеком и поэтому ненужная, как ему тогда казалось, информация не сохранилась у него в голове.

Глеб прошел по Аллее Памяти мимо бюста какого-то героя, постоял у него, повернулся и снова направился к магазину.   

 

 

Он подошел к скамейке напротив кассы детских аттракционов.

- Третьим будешь? - Глеб повернулся на голос.

На скамейке сидел мужчина лет сорока в помятой рубашке и с темными очками на лбу. Рядом стояла бутылка «Пшеничной».

«Наконец-то. Но откуда он здесь взялся? Еще минуту назад Аллея была пуста. Да в таком состоянии я бы и НЛО, севшее мне на голову, не заметил».

- А кто второй? - присаживаясь, произнес Глеб.

- Она. - Незнакомец показал на бутылку с красочной этикеткой.

- Тогда я спокоен, - Глеб протянул руку мужчине напротив: - Глеб Прокофьев.

- Ша… Миша… Селиванов, - ответил незнакомец.

- Очень, очень приятно, - в унисон произнесли собутыльники.

Миша налил в пластиковые стаканчики, один передал Глебу. Они чокнулись и выпили. Без тостов и лишних разговоров. Оба понимали: сначала надо поправиться, а потом уже говорить «за жизнь». Миша достал из кармана брюк шоколадный батончик, откусил немного и отдал Глебу. Тот понюхал его, но откусывать не стал.

- После первой не закусываю, - деловито произнес Глеб.

Миша понял реплику нового друга как предложение налить по второй. Что он немедля и проделал. После второй разговор начался. Да так, будто Глеб и Миша до этого были знакомы, как минимум, лет десять.

- Вот скажи, Миха, на Земле было шесть Мировых войн. Почему человечество не вымерло?

Миша пожал плечами и налил по третьей.

- А-а-а! А я тебе скажу.

Глеб наклонился к собеседнику и прошептал:

- Среди нас Они. Чужие.

Потом выпрямился и уже в полный голос продолжил:

- Может, Миха, мы с тобой вдвоем и остались, из людей-то, - Глеб многозначительно посмотрел на собутыльника. Тот начал озираться. Глеб криво усмехнулся.

- Не ссы, Мишаня, размножаться не предложу. Ты не в моем вкусе. Да и размножитель из меня никакой. Нет, если, конечно, того потребует наука… То тогда, Мишаня, берегись. Шучу, шучу. Давай, наливай. Может, благодаря ей, родной, мы и живы еще.

Миша подал стакан Глебу.

- А ты слышал, новый закон вышел?

- Какой? – Глеб думал, что Михаил говорит о полномочиях Блюстителей. На остальные новые законы ему было наплевать. Он взял стаканчик и начал пить.

- Теперь будут расстреливать уснувших алкоголиков.

Все что Глеб набрал в рот - он выплюнул.

- Как?

Нет. Глеб и так не ночевал на улице, как бы ни напился, но… Но если они начали расстреливать спящих алкоголиков, то скоро начнут и ходячих.

«Надо бросать пить», - подумал Глеб, но стакан с вновь налитой водкой взял.           

- Давай выпьем за нас, - предложил Миша.

- О-пля. А мы за кого здесь все время пили?

- Не знаю, - пожал плечами Селиванов.

- А-а-а. А молча, мы пили за тебя и меня. Так что давай теперь выпьем за Планету Z.

- А почему именно за нее?

- Мечта у меня. Я хочу туда попасть.

- Так попадешь. «Мечты сбываются…» - напел Миша слова из классики.

- Ну так за Планету Z?

- Давай.

Они чокнулись пластиковыми стаканчиками и выпили. Миша откусил от батончика и подал его Глебу.

- Вот теперь от закуси не откажусь.

Глеб взял батончик и съел его.

- А вот что ты знаешь о Планете Z? - спросил Глеб.

Миша посмотрел на Прокофьева, будто его застали за чем-то непристойным.

- Ну что я могу сказать? Только то, что читал.

- Валяй, - разрешил Глеб.

- Находится планета в трех тысячах…

- Да мне плевать, где она находится. С ручным коллайдером я туда вмиг попаду. Ты по существу давай.

Миша похлопал себя по карману и продолжил:

- Там хорошо. Горы, покрытые цветами и деревьями…

- А березки там есть? – перебил рассказчика Глеб и мечтательно закрыл глаза.

- Слушай, не перебивай, а! Есть немного. Березки твои!

Глеб открыл глаза.

- Я просто не очень люблю березку, - попытался оправдаться Миша.

- А ну-ка наливай.

Миша налил.

- А теперь выпьем за березки, - предложил Глеб.

- За березки так за березки, - согласился Миша.

- Да! За березки! - закричал Глеб. - За беленькие в черную полосочку!

- Я березки очень люблю, просто они мне не очень нравятся.

- За березки!

Постановили - выпили.

- Нет, правда, я очень люблю березки.

- Дальше рассказывай. - Глеб занюхал рукавом и злобно посмотрел на товарища.

Миша подумал, что он все-таки еще не прощен и достал из-под скамейки вторую бутылку. Вопросительно посмотрел на Глеба. Тот довольно кивнул и снова закрыл глаза.

- Ну так вот. Горы все в цветах. Реки настолько чистые, что рыбу можно ловить руками.

Глеб сидел с закрытыми глазами, но не слушал рассказчика. Он думал, как он попал.

«Никаких сомнений нет, - думал Прокофьев. - Мишаня - Блюститель. Он сейчас меня накачает, я усну, и он меня застрелит. Но у него вроде бы нет пистолета. Нет, где-то есть. О второй бутылке я ведь тоже не знал. Если честно сказать, и самого Мишаню я бы не заметил, если бы он не сказал волшебные слова.

Что делать? Вечный вопрос землян. Убежать сейчас. Нет, бутылка вторая. Не пропадать же добру.

Что-то здесь не складывалось. Мишаня же тоже пьет. Он не Блюститель. Кто же ты такой, друг Мишаня?».

Глеб открыл глаза и с улыбкой посмотрел на рассказчика.

- Мишань, давай выпьем.       

 Они выпили. Глеб начал замечать, что его смаривает. Но Миша продолжал рассказ про неведомую для него планету. И тут Глеб заметил лужу под Мишей.

«Обоссался, - первое, что пришло в голову Глебу. - Но почему он бодрый, как и вначале нашего банкета?».

Вдруг он все понял. Слишком поздно, но понял.

Миша (или как его там зовут) достал из кармана коллайдер и нажал какую-то кнопку. Глеб был парализован. Он все видел, но пошевелиться не мог. Справа от него появилось яйцеголовое чудовище.

- Сазет, брат, - произнесло чудище.

- Сазет, - ответил Мишаня. Только теперь Мишаня был точной копией Чужого.

«Суки, на одно лицо все», - подумал Глеб.

- Как дела, братишка? - спросил прибывший.

- Могло быть лучше, если б этот…

Он ударил одним из щупалец обездвиженное тело Прокофьева.

- …своими березками мне мозг не засрал.

- Да ты, брателла, уже базаришь как они.

- Жить-то надо.

Глеб видел, как яйцеголовые обнялись. Потом тот, который был Мишаней, вернулся к прежнему облику. А прибывший принял облик Глеба Прокофьева. А сам Глеб больше ничего не видел.  

 

 

Когда Прокофьев открыл глаза, он увидел много яйцеголовых. Но Глеб уже не был на Земле. Он заметил горы все в цветах.

«Мечты сбываются», - вспомнил он.

Но он не хотел этого так быстро!

Яйцеголовые обступили его.

- Закурить не будет? - спросил один из них.

- Я не курю, - ответил Глеб.

- Ты землянин?

Будто не видно.

- Да, - гордо ответил Прокофьев.

Десятки щупалец обвили тело Глеба и начали душить.

Глеб понял: его убьют. Ведь у них тоже перенаселение. И землянину здесь не место.

Землянину нигде места нет.

 

25 ноября 2008 г 

 

 

 

 

 

 

                            ШОК И ТРЕПЕТ

 

 

От автора.

 

      Всякое совпадение персонажей с реальными лицами совершенно случайно. Произведение является плодом больного воображения автора.

 

 

 

      Где-то в галактической мерзлоте, в двух тысячах световых лет от Сириуса, плыл межгалактический корабль «Хранитель». В данный момент определенной цели у экипажа не было, и поэтому корабль дрейфовал по бескрайним просторам Вселенной. Еще несколько часов назад целью был Сириус. По некоторым данным, эта на первый взгляд миролюбивая планета обладала сверхоружием высокой дальности и куда более высокой точности. Исследовав все факты, Объединение Организованных Планет вынесло вердикт отправить пять кораблей-шпионов для подтверждения своей версии. И тут же, не дождавшись ни подтверждения, ни опровержения, секретарь ООП послал межгалактический истребитель «Хранитель»  уничтожить несущую угрозу всему живому планету.

      Командор корабля Хадан Бибузе, побулькивая и пуская зеленые пузыри, расхаживал по рубке. Собственно говоря, Бибузе и сам выглядел как пузырь - зеленое пузырчатое тело с множеством коротких ножек, туловище сразу переходило в голову с пятью глазами разного цвета.

      Бибузе был очень огорчен, что их завернули на полпути. Корабли-шпионы вышли на связь и сообщили, что никакого оружия массового межгалактического уничтожения у сириусян нет. А это, черт возьми, значило, что Бибузе и его команда могли разгромить эту планетенку в пух и прах.

      Несколько миллионов лет назад отец Хадана, Хадан Бибузе-старший провел замечательную операцию «Буран в Галактике» против красной планеты Клакс. У Объединения тогда тоже появились подозрения, что у клаксиан есть оружие массового межгалактического уничтожения. После тщательной проверки корабли-шпионы выявили полное отсутствие хоть какого-либо оружия вообще. Но папашку этого зеленого сукина сына ничто не останавливало. Ни генсек ООП, ни кто другой. Да и, черт возьми, времена тогда были другие! Он был движим идеей всю Вселенную освободить. От чего, конечно, он и сам не знал. И Клакс не стал исключением. Предполагалось, после небольшой бомбардировки красной планеты, так сказать после наведения порядка, установить собственное руководство, естественно, выдвинутое Объединением. Ни для кого не было секретом, что генсеком Клакса стал бы Хадан Бибузе (разумеется, старший). Но после его вторжения там ни одно руководство не смогло бы жить. Он выжег там все. Это был единственный случай в военной практике ООП, когда имя операции дали после ее проведения. Папашка намутил там буран.

      Теперь Хадан Бибузе-младший (ох как он не любил это прилагательное «младший») так и останется младшим, так и будет в тени своего папы-героя. Он не может ослушаться руководство.

А ведь все как нельзя лучше складывалось. Сначала.  И операцию назвали «Шок и Трепет». Как знали. Хадан и весь экипаж был в шоке. Кто мог подумать, что отсутствие оружия у сириусян может остановить межгалактический процесс распространения свободы. Бибузе, благодаря этому делу, хотел геройский подвиг в свою длинную биографию вписать. Подлетели б Клаксу и из-за него пальнули б по  слабенькой планете под таким же слабым названием Сириус. И делов-то. Зато последующие лавры Бибузе были бы обеспечены. Он даже речь заготовил. А как же без нее?

      Пузырь надулся на затылке и лопнул. Зеленая жижа потекла по спине. Хадан Бибузе поднял одну из многочисленных складок на своем бесформенном теле и достал оттуда сложенный вчетверо лист бумаги. Посмотрел всеми пятью глазами по сторонам. Убедившись, что он в рубке один, начал читать.

- Противникам свободы, - громогласно произнес Бибузе, - и нашей Системы не стоит обманываться. Мы оставались, остаемся и будем… - тут он ненадолго запнулся. Фраза ему показалась какой-то корявой. Ну да ладно. И он снова заговорил: - Мы остаемся участниками межгалактических процессов в силу своей богатой истории и, что немаловажно, по собственному предпочтению. Мы должны создать равновесие сил в пользу свободы и демократии во всей Вселенной. Мы будем защищать наших союзников и наши интересы.

      Бибузе замолчал и, забулькав, поклонился в знак благодарности за иллюзорные овации. Потом посерьезнел и, закатив глаза, продолжил:

- Мы наметим нашу цель без гордыни. Мы отразим агрессию и вероломство радикально и мощно. Со всеми непокорными мы будем говорить языком тех ценностей, благодаря которым появилась на свет наша нация.

      И снова овации, слышные только Хадану Бибузе. Он поднял вверх все свои отростки и закрыл глаза. Он уже знал, что после этих слов его непременно выберут генеральным секретарем Объединения Организованных Планет.

- Верховный главнокомандующий, разрешите обратиться.

      Бибузе даже хлюпнул от неожиданности. Несколько пузырей вздулись по всему желеобразному телу и одновременно лопнули.

- Стучаться надо, - обиженно произнес главнокомандующий и сел в свое кресло. Посмотрел через огромный, во весь борт размерами, иллюминатор. Пустота. Тишина и пустота. Скучно. И тут он вспомнил о вошедшем, так тихо стоявшем у дверей.

- Обращайся, - не поворачиваясь к собеседнику, произнес Бибузе.

      Баван Вивилюй был полной противоположностью своего начальника, но только внешне. Длинный и худой, ярко-красного цвета, он был быстр и угодлив. Бибузе едва только проговорил слово, как его помощник вынырнул из под пульта управления.

- Ну давай, Баван, не тяни, - пробулькал Хадан.

- Я что подумал. Негоже нам возвращаться с пустыми руками.

- Твои предложения, - Бибузе откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.

- Надо что-нибудь взорвать и списать все на сириусян, - проговорил генерал Баван Вивилюй и даже зашевелил всеми присосками на теле от восторга.

      Бибузе булькнул. Три пузыря надулись на животе, но не лопнули. Медленно сдулись и обвисли, тем самым напомнив о грудях бывшей мисс Галактика, а ныне секретаря второго помощника верховного главнокомандующего. Айнап Пона была единственной особью женского пола на их истребителе и, поэтому всякое напоминание о ней вызывало легкое возбуждение.

- Идиот, - воскликнул Бибузе. – И что же мы, по-твоему, должны взорвать?

- Да хоть бы своих, - раздался скрежещущий голос от двери.

      Бибузе крутанулся в кресле. У двери стоял, поджав перед собой ручки, Момон Батыг. Вид у него был не притягательный. Даже сам главнокомандующий воротил от него нос. Момон был волосат. Волосы везде, за исключением хвостов. Три толстых хвоста были абсолютно лысы. Момон, взмахнув каждым из хвостов, подполз к шефу.

- Нам надо взорвать что-нибудь у себя в Системе, - оскалился Момон Батыг.

- Что?! Что мы можем взорвать у себя?! Твои фабрики? А, Момон Батыг? Взорвем твои фабрики? – запузырился Бибузе.

- Ну почему сразу фабрики? – произнесла Айнап Пона.

      Бибузе и Баван повернулись на голос. Батыг оскалился. Уж ему-то не знать, где его секретарь. Пона отделилась от огромного портрета Бибузе-старшего и обрела цвет. Свой естественный фиолетовый цвет. Деловой костюм плохо скрывал ее прелести. Грудь была практически открыта. Хороша.

      Одно смущало Бибузе: Айнап Пона очень походила на сириусян. Если бы у нее был белый цвет кожи, как у них, ну и, конечно же, не ее замечательная грудь, Хадан Бибузе решил бы, что Пону завербовали эти кровожадные твари.

      Айнап Пона прошла к пульту и села на него. Закинула ногу на ногу, обнажив фиолетовые, в розовых присосках бедра.

      «Эх, умеет эта особь возбудить», - подумал Бибузе и, сообразив, что отклоняется от сути дела, спросил:

- Что ты предлагаешь, куколка?

      Посередине желеобразного туловища Бибузе вздулся продолговатый пузырь и лопнул. Зеленая слизь брызнула на грудь Айнап Поне. Она провела пальцем по груди и облизала его. Момон Батыг присвистнул. Баван Вивилюй посерел. Пона причмокнула и улыбнулась:

- Надо взорвать резиденцию ООП.

- Девочка моя, если бы я тебя не знал… Очень близко не знал. Я бы решил, что ты с Сириуса.

      Пона улыбнулась.

- Ну, пузырик мой. Ты же обещал мне войну. К тому же в здании никого не будет.

- Итак, мы взрываем резиденцию ООП.

      Бибузе, довольный собой, растекся по креслу. На зеленом лице вздулся пузырь и лопнул.

- Но шеф, позвольте. Это же наш дом! – После этих слов Баван вытянулся как струна.

- Что ты здесь из себя патриота корчишь?! – зашипел Батыг.

- Мы все патриоты! – с вызовом пробулькал Бибузе.

- Ну а я что говорю? Хадан, может, а ну его эти войны? - с надеждой произнес Баван.

- Я! – вдруг выкрикнул Хадан Бибузе. - Я – решатель! И я решаю, что лучше! А для тебя, Баван Вивилюй, лучше остаться министром обороны. Слышишь меня? Министром обороны!

 

      Пона и Батыг связали Бавана и усадили его за штурвал. Ввели координаты конечного маршрута. Включили автопилот и защитный слой истребителя. Бибузе все это время сидел в катапультируемом корабле и думал о предстоящем выступлении перед народом. Речь у него была, но он хотел ее немного подправить.

Пона села рядом с Бибузе.

- Все готово. Осталось только предупредить Генерального секретаря ООП.

- Не надо. Это избавит нас от еще одной проблемы.

- Какой? – не поняла Айнап Пона.

- Нынешнего Генерального секретаря. Тем более мы с тобой знаем, кто будущий Генеральный секретарь.

- Конечно, мой пузик. Тебе же нужен будет помощник?

- Так кто станет Генсеком ООП? – в кабину сел, поджав лысые хвосты, Момон Батыг.

- Баван Вивилюй, - быстро ответила Пона и задраила капсулу.

- Посмертно, - добавил Бибузе, пузырясь от смеха.

      Батыг оскалился и нажал кнопку катапульты.

 

      Через сорок минут после обрушения здания резиденции Объединения Организованных Планет, Хадан Бибузе собрал сограждан на площади Свободы. Айнап Пона, Момон Батыг и Хадан Бибузе стояли на сцене, сооруженной для ораторов. Аборигены планеты, которую Бибузе и его соратники облюбовали несколько сот лет назад, а впоследствии и присоединили к Объединению, молча, смотрели на будущего Генерального секретаря ООП. Все уже знали, что бывший Генсек погиб и что министр обороны ООП перешел на сторону врагов. Жители Объединения толком еще не знали, каких врагов, но они были уверены, что эти самые враги против их свободы.

- Сограждане! – начал Бибузе. Несколько пузырей вздулись на затылке и тут же лопнули. – Мы все в шоке от произошедшего. Но пусть трепещет враг перед… – он запнулся. Черт! Столько готовиться к выступлению и запнуться!

- …перед армией возмездия, - пришла на выручку Пона.

      Молодец, девочка.

      Толпа одобрительно загудела.

- Наша цель намечена! Наша цель – Сириус! Если наша воля настолько сильна, что никакие трудности и страдания не могут сломить её, тогда наша свобода и наше Объединение будут превыше всего!          

      Многие из вас спросят меня: почему мы должны бороться за свободу так далеко от дома, на таких гигантских расстояниях? А я вам отвечу: мы должны и будем сражаться на таких огромных расстояниях, чтобы взять под защиту нашу родину! Чтобы сберечь её! Чтобы удерживать войну от неё насколько возможно дальше! Иначе её судьбой станет то, что вы видели час назад! Эти упыри разрушат то, что мы создавали веками!

      Бибузе замолчал. Осмотрел толпу и продолжил:

- Вы знаете, я выступаю только в исключительных случаях, адресуя свои речи моему народу! То есть вам, сограждане! И в этих нечастых обращениях я вас прошу!.. Я вас заклинаю: думайте! Думайте все без исключения, только о том, что в этой священной войне решается вопрос, быть или не быть нашему Объединению! И если вы это поймете, тогда каждая ваша мысль будет молитвой за наше Объединение Организованных Планет!

      Я убежден, что наша миссия на Сириусе увенчается успехом, потому что дело наше правое.

 

- Все, отстрелялся, - Бибузе вздохнул.

      Он еще не знал, что Пона все перепутала. Она ошиблась во времени ровно на час. Да и с координатами у нее нелады. В общем, когда три героические особи сидели на вилле Бибузе и праздновали победу над Вселенским злом, межгалактический истребитель «Хранитель» упал на дом Хадана Бибузе, едва не ставшего Генсеком ООП (посмертно, разумеется).

      Ну а что случилось с резиденцией ООП, согражданам оставалось только догадываться. То ли у бывшего Генсека в семье проблема, и он, таким образом, привлек внимание жены, то ли еще что. В конечном итоге здания не стало.

 

      Сириус, в свою очередь, – ни сном, ни духом. Ни об оружии, ни о войне. Сограждане этой небольшой зеленой планеты ходили друг к другу в гости, нежно говорили о любви, дарили цветы и улыбались. И все это потому, что они чувствовали себя свободными, а не были принуждены жить в свободе. Навязанная извне свобода никому бы не пошла на пользу. Свободу нужно заслужить. И Сириус ее заслужил.

 

 

Июнь 2009г 



   © Copyright. All rights reserved. © Все права защищены.
   © Все права на произведения принадлежат их авторам.
Информация на сайте выложена только для ознакомления. Любое использование информации с коммерческими целями запрещено. При копировании ссылка на сайт www.fantclubcrimea.info обязательна.


Цитирование текстов возможно с установкой гиперссылки.
Крымский клуб фантастов пригашает авторов к публикации в журнале или приехать на фестиваль фантастики